публикации

Виброакустический массаж «поющими чашами» как современная оздоровительная технология в формате арт-терапии

УДК 159.99; 159.98; 159.9.07
Анна Александровна Тарасенко
Независимый исследователь,
г.Новочеркасск, РФ

DOI: 10.31618/ESU.2413-9335.2019.3.64.230


Виброакустический массаж «поющими чашами» как современная оздоровительная технология в формате арт-терапии


Аннотация. Статья посвящена инновационной для российской медицинско-оздоровительной практики технологии массажа с применением «поющих чаш». Рассматривается влияние звуков на организм человека. Описывается опыт и методика применения виброакустического массажа «поющими чашами» как формы арт-терапии и звукового оздоровительного воздействия. Указываются положительные аспекты влияния данной технологии на физическое и психическое состояние человека.
Ключевые слова: виброакустический массаж, «поющие чаши», звук, музыка, оздоровление, психотерапия.


Anna Tarasenko
Independent researcher, (Novocherkassk, RUS)


Vibroacoustic massage "singing bowls" as a modern health technology in the format of art therapy


Abstract. The article is devoted to the innovative for the Russian medical and health practice massage technology with the use of "singing bowls". The influence of sounds on the human body is considered. The experience and methods of using vibroacoustic massage by “singing bowls” as a form of art therapy and sound health effects are described. The positive aspects of the impact of this technology on the physical and mental state of a person are indicated.
Key words: vibroacoustic massage, “singing bowls”, sound, music, recovery, psychotherapy.


Музыка как комбинация звуков, различающихся по высоте, силе и обертонам, является уникальным феноменом, доступным нам благодаря наличию в сенсорной системе организма слухового анализатора. Его периферический отдел представляет собой кортиевый орган внутреннего уха, который воспринимают физическую энергию звуковых колебаний, поступающих сначала в наружное ухо, затем идущих в среднее ухо, и из него — в рецепторы спирального органа. Образующиеся в них нервные импульсы, по слуховому нерву достигают височной области коры большого мозга — мозгового отдела слухового анализатора, где происходит их преобразование в слуховые ощущения.
Еще древний философ Пифагор отмечал эмоционально-психологическое значение и силу музыки, указывая на ее как разрушительный, так и созидательно-терапевтический потенциал. С древности музыкальные инструменты применялись повсеместно, как в повседневно-развлекательных, так и в ритуальных целях. В религиозных ритуалах барабаны, гонги, чаши и другие инструменты позволяли усиливать желаемый психологический эффект от совершения обряда – вводить в транс, религиозный экстаз, исступление, достигать катарсиса и т.д. При этом, подобное воздействие часто имело массовый характер, вводя, влияя на психическое состояние всех участников религиозной церемонии.
Музыка, исполняемая на инструментах, а также пение, являются неотъемлемым элементом и современных христианских богослужений. Литургия в православном храме предполагает не только чтение священных текстов, но и их пение. Это усиливает общее воздействие ритуала на психику прихожан, создавая состояние умиротворенности, способствуя актуализации нуминозных чувств, приобщению к сакральным таинствам Церкви. Также музыка может применяться и для возбуждения, растормаживания психических процессов (концерты поп-звезд и рок-исполнителей, прослушивание рок-композиций во время тяжелых физических тренировок), дестабилизации психического состояния человека (пытки иракских заключенных американскими военнослужащими с применением музыки американской рок-группы Metallica).
Звук при правильном его использовании способен оздоравливать, и ярким примером тому является применение в арт-терапевтическом воздействии «поющих чаш», которые «изначально использовались тибетскими монахами в духовных церемониях» [25].
Как успокаивающее звучание — чаши использовались в храмах по всей Азии [18]. Тибетцы использовали множество традиционных специально разработанных инструментов в религиозных и рекреационных целях в монашеских и мирских ритуалах, аккомпанируя на них при пении молитв и чтении мантр [22]. Наиболее древние гонги как таковые обнаружены в северной части Вьетнама [20]. Работа со звуком как терапевтический метод насчитывает по меньшей мере 14000 лет 19]. Есть много различных чаш, производящих различные тона, зависящие от композиции сплава, формы, размера и веса [13, p, 33]. В музыкальном плане тибетская «поющая чаша» является особым типом стоящего колокола [6, c. 91].
«Поле звуко- и музыкотерапии широко и огромно» [23]. Подробно история и современное применение поющих чаш раскрывается в работах Фрэнка Перри [14, 15]. «Поющие чаши» применяются в различных массажных и акустических техниках. Массаж с использованием «поющих чаш» - это метод массажа, создающий виброакустическое воздействие на ткани, органы и организм человека в целом (включая его психоэмоциональное состояние), который выполняется как в контактном, так и бесконтактном режиме [17, p. 19].
Массажное воздействие «поющими чашами» мы рассматриваем как форму арт-терапии, то есть психотерапевтического метода, связанного с выражением эмоций и иных содержаний психики человека через искусство с целью изменения духовного состояния и структуры мироощущения. Массаж в целом «как научно обоснованный метод стал развиваться только со второй половины XIX века» [1, c. 7].
«Поющие чаши» относятся также к сакральному искусству, различные виды которого использовались и используются с терапевтической целью посредством суггестивно-магического, дидактического, эстетического и иных компонентов оздоравливающего (как дух, так и тело) воздействия.
Интерес к «поющим чашам» возник в западных странах на волне всплеска интереса американской и европейской молодежи к восточной культуре как альтернативе показавшей свою несостоятельность из-за противоречий социального неравенства, экологии, войны и мира культуре западного мира в 60-70 годы прошлого века. Находясь изначально в контркультурном поле рядом с движением хиппи, экспериментами с психоделическими препаратами и медитациями, затем метод поющих чаш получил и академическое признание и обоснование [11]. Так, эксперименты западных практиков и исследователей с применением данного метода показали нормализацию кровяного давления у их участников [16, p, 307]. 
В зависимости от выбираемых звуковых вибраций, ими можно достигать как релаксации, так и стимулирования или использовать их как особый метод психотерапии [12, p. 240]. В данном методе применяется примерно 40 звуковых частот из-за «различных размеров и богатства обертональной насыщенности чаш» [2, c. 44].
При этом, к терапии посредством «поющих чаш» нельзя относиться легкомысленно, так как это вмешательство в функционирование организма человека и его психики, поэтому здесь действует принцип «не навреди». А поэтому, при обучении данному методу и тем более самообучении нужно «строго измерять все получаемые факты и отвечать за все совершаемые действия» [21].
Массаж «оказывает разнообразное физиологическое воздействие на организм [3, c. 54]». Методика массажа с использованием «поющей чаши» предполагает извлечение из нее вибрации, для чего каучуковой частью специальной колотушки производятся удары о верхний край чаши: по 9 ударов с секундными перерывами между сериями [10, c. 13].
То, что «психологические, психотерапевтические и физиологические эффекты от виброоакустического воздействия колоссальны», не вызывает сомнений [8, c. 68]. Вибрационно-акустический массаж «поющими чашами» способствует нормализации корково-подкорковых отношений, улучшению функционального состояния эндокринной системы, повышению лабильности нервных центров [9, c. 84].
Актуальность развития рассматриваемого метода арт-терапии, способствующего психоэмоциональном оздоровлению и тем самым профилактике серьезных патологий нервной систем обусловлена тем, что «в структуре болезней каждый год растет число невротических и психиатрических заболеваний» [24, p. 67]. Как указывает Огуй В., если даже применение «поющих чаш» облегчает физические и душевные страдания посредством эффекта плацебо, их использование будет «разумным и оправданным» [4, c. 47].
Эффективность массажа с применением поющих чаш основывается также на звучании обертонового звукового ряда, которое способствует снятию психического и нервно-мышечного напряжения. Помимо этого, оно помогает, «достичь измененных состояний сознания, которые могут использоваться с психотерапевтической целью или же для личного разрешения эмоциональных проблем» [7, c. 90]. Несмотря на эмпирическое обоснование эффективности данной формы арт-терапевтического воздействия, важно проведение исследований, чтобы «выяснить количественные, катамнестические и курсовые рецепты воздействия» [5, c. 16].
Виброакустический массаж «поющими чашами» как оздоровительная арт-терапевтическая технология является инновационной формой терапевтической практики, позволяющей благотворно воздействовать как на психоэмоциональное состояние, так и отдельные физические показатели здоровья, прежде всего на артериальное давление и частоту сердечных сокращений. Не подменяя собой фармацевтического лечения и традиционных способов физиотерапии и массажа, данная технология оздоровления показала свою действенность, и есть все основания для ее дальнейшего изучения и практического развития.
Список литературы
1. Огуй В.О. Классический русский массаж за 15 дней: Учебно-методическое пособие. – М.: ИКЦ «МарТ»; Ростов н/Д: издательский центр «МарТ», 2004. – 208 с.
2. Огуй В. О. Основные методологические аспекты музыкальной психотерапии в психокоррекции и профилактике стрессового состояния (на примере метода «поющих чаш») // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Познание. – 2019. – №04. С. 43–45.
3. Огуй В.О. Русский массаж в комплексной терапии целлюлита // Косметика и медицина. – 2004. – № 3. с 50–58.
4. Огуй В. Тибетский виброакустический массаж поющими чашами // Массаж. Эстетика тела. 2016. № 1. с. 36–47
5. Огуй В.О., Свирщ Е.Н., Свирщ Е.В. Эффективность виброакустического тибетского массажа для снижения уровня тревожности // Сборник статей по итогам Международной научно–практической конференции «Проблемы и перспективы развития науки в России и мире» (Челябинск, 08 апреля 2018 г.) / в 2. ч. Ч.2 – Стерлитамак: АМИ, 2018. с.14–16
6. Огуй В.О., Тарасенко А.А. Виброакустический массаж в телесно–ориентированной практике (на примере метода «поющих чаш») // Символ науки. – Уфа: Омега сайнс, 2019. – №3 с. 90–96.
7. Огуй В.О., Тарасенко А.А. Музыкальные медитации с "поющими чашами" в психическом и физическом оздоровлении организма человека // Символ науки. – Уфа: Омега сайнс, 2019. –№3 – С.89–94.
8. Огуй В.О., Тарасенко А.А. Психосоматические расстройства функциональных систем организма у взрослых: психотерапевтическая помощь (на примере метода «поющих чаш») // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Познание. – 2019. – №05. С. 67–73.
9. Огуй В.О., Тарасенко А.А. Свирщ Е.Н. Исследование эффективности виброакустического тибетского массажа для снижения уровня тревожности // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Познание. – 2019. – № 06. С. 82–90.
10. Способ вибрационно–акустического массажа: Пат. 2687006 Рос. Федерация. МПК A61H23/00 В.О. Огуй; № 2018121741; заявл. 14.06.18; опубл. 06.05.19 Бюл. № 13 – 29 c.
11. Caballero R. The resounding body: epistemologies of sound, healing, and complementary and alternative medicine on Canada's West Coast: thesis. Vancouver, 2013. 206 p. URL: https://open.library.ubc.ca/cIRcle/collections/ubctheses/24/items/1.0167297
12. Campbell, E. A., Hynynen, J., & Ala-Ruona, E. (2017). Vibroacoustic treatment for chronic pain and mood disorders in a specialized healthcare setting. Music and Medicine. I. 9. № 3. P. 187–197. P. 240
13. Inacio O., Henrique L., Antunes J. The physics of Tibetan singing bowls // Revista de Acústica. Vol. 35 (1–2). P. 33–39. URL: https://www.researchgate.net/publication/28070067_The_physics_of_Tibetan_singing_bowls
14. Frank Perry Himalayan Sound Revelations: The Complete Singing Bowl Book. Polair Publishing; Second edition, expanded with a new chapter and appendix edition (January 12, 2018)
15. Frank Perry The Language of Singing Bowls: How to Choose, Play and Understand Your Bowl. Polair Publishing (November 1, 2017)
16. Landry, J. M. (2014). Physiological and psychological effects of a Himalayan singing bowl in meditation practice: a quantitative analysis. American Journal of Health Promotion. I. 28. № 5. P. 306–309.
17. Ogui V. TIBETAN MASSAGE OF TSERING NGODRUB TRADITION WITH SINGING BOWLS, 2019
18. Singing Bowls – Separating Truth from Myth. Mitch Nur, PhD 2016. URL: http://www.9ways.org
19. Sound as a Therapy: A Brief Historical Overview: URL: http://www.9ways.org
20. The gong. 2015. Mitch Nur, PhD. URL: http://www.9ways.org
21. The Quality of the Sound Worker. 2017 Mitch Nur, PhD. URL: http://www.9ways.org
22. Tripping On Good Vibrations: Cultural Commodification and Tibetan Singing Bowls. https://savageminds.org/2015/10/31/tripping–on–good–vibrations–cultural–commodification–and–tibetan–singing–bowls/?fbclid=IwAR02n2C–WYi4Q2KVRlgHRko2UQ8p681UMR5mKBQEYPyeY4hrCQQdpnzG4wY
23. Undertaking an Assessment of Sound Therapy 2015 Mitch Nur, PhD. URL: http://www.9ways.org
24. Victor O. Oguy, Anna A. Tarasenko ANALYSIS OF VIBROACOUSTIC MASSAGE USE WORLD EXPERIENCE // Modern European Researches. – Salzburg, 2018. – №3. – P. 61–71.
25. Wepner F, Hahne J, Teichmann A, Bera–Schmid G, Hördinger A, Friedrich M. Treatment with crystal singing bowls for chronic spinal pain and chronobiologic activities – randomized controlled trial [in German]. Forsch Komplementmed. 2008; 15: 130–137.


© Тарасенко Анна Александровна, 2019 г.

Тарасенко А.А. Cовременные методы арт-терапии в психологическом консультировании: перспективы практического применения // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Познание. -2019. -№07. -С. 92-97.

Тарасенко А.А. Cовременные методы арт-терапии в психологическом консультировании: перспективы практического применения // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Познание. -2019. -№07. -С. 92-97.

 

УДК 159.99; 159.98; 159.9.07

Тарасенко Анна Александровна

Независимый исследователь (Нижний Новгород, РФ)

19.00.01

 

СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ АРТ-ТЕРАПИИ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ КОНСУЛЬТИРОВАНИИ: ПЕРСПЕКТИВЫ ПРАКТИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ

 

Аннотация: Статья посвящена исследованию перспективных направлений применения методов арт-терапии в психологическом консультировании. Автором посредством метода анализа литературных источников выделена дефиниция психологического консультирования, рассмотрена современная ситуация в отношении обращений населения к помощи специалиста в сложных жизненных ситуациях. Особое внимание уделено термину арт-терапии и историческому становлению его содержания. Выделены основные современные методы арт-терапии, определена перспектива и положительные аспекты их применения в психологическом консультировании.

Ключевые слова: арт-терапия, психологическое консультирование, методы, творчество, терапия.

 

Anna Tarasenko

Independent researcher, (Nizhny Novgorod, RUS)

Viktor Ogui

Independent researcher, (Nizhny Novgorod, RUS)

 

MODERN ART-THERAPY METHODS IN PSYCHOLOGICAL ADVICE: PROSPECTS OF PRACTICAL APPLICATION

 

Abstract: The article is devoted to the study of promising areas of application of art therapy methods in psychological counseling. The author, using the method of analyzing literary sources, highlighted the definition of psychological counseling, considered the current situation in relation to the population's requests for the help of a specialist in difficult life situations. Particular attention is paid to the term art therapy and the historical formation of its content. The main modern methods of art therapy are highlighted; the perspective and the positive aspects of their use in psychological counseling are defined.

Keywords: art therapy, psychological counseling, methods, creativity, therapy.

 

На современном этапе перманентных процессов глобализации и информатизации общества появляются новые риски влияния на психику индивидуума, а потому особую актуальность приобретает психологическое консультирование. Задача психолога в своей работе с клиентом, который имеет тяжелые жизненные обстоятельства, заключается в том, чтобы понять его переживания и предоставить необходимую помощь таким образом, чтобы не осложнить еще больше его нынешнее состояние. Учитывая это привлек внимание многих специалистов - психологов метод лечения искусством - арт - терапия.

Подходы к психологической помощи, ее методы и техники, как и все в современном мире, активно развиваются и трансформируются. Сегодняшний психоанализ, гештальт-терапия, психодрама, позитивная терапия, клиент-центрированная терапия, когнитивно-поведенческая терапия, транзакционный анализ, а также непосредственно арт-терапия существенно отличаются от своих классических прототипов. Ярко проявляются тенденции: 1) сближения их обще-психологических основ и переплетение методического инструментария, несмотря на вроде бы разные модели структуры личности, ее развития и дисгармоний; 2) поисков способов сокращения количества сессий без потери качества; 3) выхода за терапевтические границы - в организационную, педагогическую, экономическую и политическую сферы.

По определению М. Киселевой, психологическое консультирование представляет собой работу с людьми, которая направлена на решения разного вида проблематики психологического характера. В данной работе ключевым методом воздействия на психику является специальным образом организованная беседа, целью которой и является, непосредственно, психологическая помощь клиенту [3, с. 6].

По данным Фонда «Общественное мнение» в России психологическое консультирование не является популярным среди нуждающихся в психологической помощи. Так, по результатам опроса Фонда, проведенного в сентябре 2018 года, только 24% респондентов в сложных жизненных ситуациях обращаются за психологической помощью. Чаще всего отрицательный ответ давался в связи с недоверием к действенности методологий, которые применяются психологами [11]. Такая ситуация обосновывает целесообразность поиска и исследования новых направлений психологического консультирования и их популяризация среди отечественных специалистов в области психологии. Одним из потенциально перспективных в психологическом консультировании направлений предстваляется арт-терапия.

Термин «арт-терапия» (art - искусство, art-therapy - терапия искусством) означает лечение пластическим изобразительным творчеством с целью выражения человеком своего психоэмоционального состояния. Впервые этот термин использовал Адриан Хилл в 1938 году при описании своих занятий изобразительным творчеством с туберкулезными больными в санаториях. Затем эту дефиницию стали применять ко всем видам терапевтических занятий.

Особое развитие получила арт-терапия в Великобритании после Второй Мировой войны, причем в тесной связи с психотерапией. В 1960-1980 гг. было создано профессиональные объединения, которые способствовали государственной регистрации арт-терапии как самостоятельной специальности. В 1969 году была создана Американская арт-терапевтическая ассоциация, которая объединила практикующих арт-терапевтов. Подобные ассоциации возникли в Англии (Британская Ассоциация арт-терапевтов), Голландии, Японии в течение 1980-1990 гг., что стало подтверждением изменений культурного климата [2, с. 101].

На сегодняшний день развитием арт-терапии занимаются, в основном, врачи-психиатры, психотерапевты и практикующие психологи, которые используют элементы арт-терапии в профилактической и коррекционной работе. Арт-терапевты часто проявляли интерес к творчеству душевнобольных, потому арт-терапия нашла свое яркое применение в клинической психотерапии и психиатрии.

Большое влияние на развитие арт-терапии произвели психоаналитические теории. Художественное творчество, считал Фрейд, имеет сходство со сновидениями и фантазиями, потому что так же выполняет компенсаторную функцию, снижая психическое напряжение, которое возникает при фрустрации инстинктивных потребностей. По мнению Э. Криста, бессознательные процессы с их разрушительными эффектами превратятся в высокоэффективный инструмент создания новых связей и форм, прогрессивных концепций и образов. Сознательное и бессознательное не только взаимосвязаны, но можно говорить и о том, что мышление вполне растворяется в первичных психических процессах [6, с. 12-14].

Интерес к результатам творчества человека со стороны окружающих, принятие ими продуктов художественной деятельности (рисунков, сочинений, песен, танцев и т.д.) повышает самооценку и самовосприятие человека. Терапевтический эффект возникает как дополнительная функция искусства, помогает избавиться от стрессов, страхов и других психологических проблем.

Метод арт-терапии является эффективным для коррекции сознательных и бессознательных сторон психики человека, очевидным плюсом являются положительные эмоции, которые испытывает человек при выполнении упражнений, а также видимая простота их выполнения, что помогает ему расслабиться и полностью раскрыться. Метод арт-терапии простой, естественный и действенный. Арт-терапевт отвечает за процесс, а клиент за результат, то есть задача психолога — создать безопасное пространство для клиента, довериться интуиции и настроиться на другого человека [3, с. 25].

Художественное творчество связано с сочетанием действия трех факторов: экспрессии, коммуникации и символизации (по А.И. Копытину). Предложенные виды деятельности доступны в том или ином варианте детям, подросткам и взрослым, в том числе лицам с ограниченными возможностями здоровья, и направлены на:

⎯       обучение работе с материалами;

⎯       тренировку когнитивных навыков;

⎯       выражение широкого спектра переживаний;

⎯       корректировку взаимоотношений с окружающими;

⎯       рефлексию индивидуальных потребностей;

⎯       развитие коммуникативных навыков.

Гуманистический подход в психологии имел влияние на распространение групповых форм арт-терапии. Из метода преимущественно длительной аналитической работы, опирающейся на исследования различных отрезков жизни клиента, связанных со стадиями психо-сексуального развития, арт-терапия (используемая в работе с группами) превратилась в метод кратковременной работы, которая ориентируется на опыт «здесь и сейчас» и актуальную феноменологию групповых отношений. Гуманистический подход предлагает различные формы работы с пациентом, приближающие его к идеалу актуализации (самоактуализации), которым является полноценно функционирующая, целостная, творческая личность.

Арт-терапия на современном этапе ее развития существует в индивидуальном и групповом вариантах. Индивидуальная арт-терапия может применяться в психиатрии: для лиц, к которым нельзя применить вербальную психотерапию (олигофрены, психотики, лица пожилого возраста с нарушением памяти часто способны выражать свои переживания в изобразительной форме), пациентов с неглубокими психическими расстройствами невротического характера; для детей и взрослых с проблемами вербализации, с посттравматическими расстройствами.

Индивидуальный арт-терапевтический процесс, как правило, строится на основе психодинамического подхода - исследование бессознательного на продуктах изобразительной деятельности. Как другие формы психотерапии, арт-терапия предполагает психотерапевтический контакт, установление психотерапевтических отношений, феномены переноса и контрперенос. Арт-терапевт всегда рядом с пациентом во время его творчества. Он не комментирует, не высказывает замечания, что способствует выражению эмоций (в частности отрицательных), выясняет с помощью вопросов все, что делает пациент. Однако никогда не оценивает работу пациента ни с эстетической, ни с другой точки зрения. Индивидуальная арт-терапия может длиться несколько месяцев и даже лет.

Групповые формы арт-терапии используются в здравоохранении, образовании, в социальной сфере. Групповая арт-терапия помогает:

⎯       развивать социальные и коммуникативные навыки;

⎯       предоставить взаимную поддержку членам группы и решить общие проблемы;

⎯       наблюдать результаты своих действий и их влияние на других;

⎯       усваивать новые роли и проявлять латентные (скрытые) качества личности;

⎯       наблюдать, как модификация ролевого поведения влияет на взаимоотношения с другими;

⎯       повышать самооценку;

⎯       развивать навыки принятия решений.

Арт-терапевтическая группа предполагает демократичную атмосферу, связанную с равенством прав и ответственности участников группы, уменьшая степень их зависимости от арт-терапевта. В такой группе важно не только взаимодействие с другими участниками группы, но и индивидуальное творчество, изобразительная работа, влияющая на динамику общего процесса. В групповой арт-терапии сочетается стремление участников к слиянию с группой и сохранению групповой идентичности и потребности в независимости, укреплении индивидуальной идентичности.

Главная цель использования арт-терапии заключается в гармонизации развития личности через развитие умения самовыражения и самопознания. Арт-терапия основывается на категориях психоанализа, согласно которым творчество отражает процессы, которые происходят в подсознании человека. Одними из ключевых понятий в современной арт-терапии является сублимация и трансформация, которые означают, что все внутренние эмоции во время терапии не следует подавлять, или вытеснять в подсознание, их следует превращать в экспрессивные образы. Творчество представляет собой своеобразный язык символов, понимая который, можно научиться видеть и понимать свои страхи, сокровенные желание, несбывшиеся мечты и внутренние конфликты. Через такую форму внутренние переживания высвобождаются гораздо проще и естественнее, чем при вербальном общении. Когда человек пишет, рисует, лепит из глины - это позволяет ему расслабиться, раскрыться и хотя бы ненадолго оказаться в гармонии с собой.

Так, человек постепенно раскрывается, чувствует себя в безопасности и может выразить свою актуальную проблематику, с которой он пришел к психологу. Однако гораздо лучше, когда психолог анализирует продукт творчества вместе с клиентом, так как арт-терапия относится к инсайт-ориентированным методикам, то есть, она направлена на переживания инсайта. Анализируя или просто созерцая свою работу, человек самостоятельно приходит к пониманию проблемы или самого себя, что приносит гораздо больший эффект, чем если бы это было навязано психотерапевтом.

Одним из основных преимуществ арт-терапии является то, что исцеление, развитие собственного потенциала и приобретение внутренней гармонии доступны каждому - этот метод не требует специальной подготовки, навыков и талантов со стороны клиента. Наоборот, они даже могут помешать, поскольку задают стандарты. Поэтому, если личность ранее занималась каким - либо видом искусства, ей предлагают на время забыть все, что она знает, или использовать для работы другой вид творчества. Здесь важна спонтанность, которая позволяет человеку выразить себя, понять свои чувства, научиться доверять и быть открытым [1, с. 88].

Проанализировав наработки Калиш А.В. и М.В. Киселевой [2, с. 102; 3, с. 27], определим наиболее научно - обоснованные и значимые преимущества арт-терапии:

1. Арт-терапия всегда предоставляет ресурс, так как апеллирует к творческой составляющей психики, происходит поиск возможностей самоисцеления, привлечение внутренних ресурсов человека.

2. Возможность через творчество обойти «цензуру сознания» предоставляет возможность рассмотреть и исследовать собственные бессознательные процессы, скрытые идеи и состояния, желаемые социальные роли и формы поведения, которые находятся в «вытесненном виде» или мало проявленные в жизни. Символический язык как одна из основ изобразительного искусства дает возможность человеку выразить свои чувства, исследовать собственные модели коммуникации, поведения, которые находят свое отражение в созданных образах. Ведь метод арт-терапии основан на механизме проекции: все, что создается клиентом, является проекцией части его внутреннего мира вовне - на изобразительные материалы, воплощение части «Я» в художественном образе. Арт-терапия - метод, ориентированный на инсайт клиента.

3. Арт-терапия как средство невербального общения является ценным для тех, кому трудно описать словами свои переживания (известно, что травма запечатлевается на уровнях телесных и эмоциональных переживаний и образов воображения). Творческая деятельность создает условия для сближения людей, понимания друг друга через восприятие созданных образов, сопереживание. Арт-терапевтическая методология предусматривает безусловное принятие клиента в любых его проявлениях.

4. Рисунок (танец, мелодия и т.д.) в арт-терапевтическом процессе является определенным материальным полем для метафорического взаимодействия, позволяет по-новому взглянуть на ситуацию и найти путь к их решению. Осознание собственных деструктивных паттернов взаимодействия, возможность трансформации их в этом поле создает условия для интериоризации полученного опыта и построения новых стратегий поведения.

Наиболее перспективными и популярными являются следующие методы арт-терапии:

Изотерапия – данный метод позволяет клиенту почувствовать и понять себя, выразить свои мысли и чувства, освободиться от негативных переживаний [8, с. 78]. Изотерапия представляет собой не только отражение в сознании клиентов окружающей и социальной действительности, но и процесс ее моделирование. Указанный метод можно использовать с различными категориями клиентов, особую актуальность он приобретает в работе с детьми, поскольку рисование способствует согласованию возрастных взаимосвязей, активизации конкретно-образного мышления, связанного с работой правого полушария, и абстрактно-логического, за которое отвечает левое полушарие [9].

Мандалотерапия – одно из направлений (техник) изотерапии, заключающийся в создании циркулярных композиций - мандал. Понятие «мандала» имеет санскритское происхождение и означает «магический круг». Создавая мандалу, клиент подсознательно создает символ собственной личности, который помогает ему прочувствовать сове «я», осознать, чего он стоит, помогает освободиться от чувства напряженности, достичь своей целостности [5, с. 22].

Сказкотерапия - метод арт-терапии, который использует сказочную форму для интеграции личности, развития творческих способностей, расширения сознания, а также совершенствования способов взаимодействия с окружающим миром. Целостная и системная концепция этого метода основана на идее ценности метафоры как носителя информации [3, с. 34].

Музыкотерапия - контролируемый процесс использования звуков и музыки; деятельность, которая включает воспроизведение, фантазирование, импровизацию с помощью человеческого голоса и выбранных музыкальных инструментов или прослушивания специально подобранных музыкальных произведений.

Танцевальная терапия - психотерапевтическое использование танца и движений как процессуального действия, что способствует интеграции эмоционального и физического состояния личности. Эта техника применяется в работе с клиентами, имеющими эмоциональные расстройства, нарушения общения и межличностного взаимодействия. При творческом подходе к движениям под музыку танец приобретает характеристики экспрессивности, которая позволяет высвободить чувства и исследовать скрытые противоречия, которые могут быть причиной психического напряжения. Этот метод очень эффективен в групповой работе, поскольку на подсознательном уровне образует замкнутый устойчивый комплекс - «магический круг» (совместная деятельность).

Игровая терапия - психокоррекционные способы использования игры, которые оказывают влияние на развитие личности, способствуют созданию прочных взаимоотношений между членами группы, помогают снять состояние тревожности, повышают уровень самооценки, позволяют проверить себя в различных ситуациях общения, поскольку, как известно, в процессе игры снимается опасность социально значимых последствий.

Песочная терапия - один из психокоррекционных, развивающих методов, направленных на решение проблем личности посредством работы с образами личного и коллективного подсознания. Основная цель этого метода - помочь клиенту достичь эффекта самоисцеления с помощью спонтанного творческого выражения личностного и коллективного подсознательного, включение его в сознательное; повышение уровня способности личности к самодетерминации и саморазвитию.

Фототерапия - метод терапевтического воздействия, основанный на применении фотографий или слайдов для решения психолого-педагогических проблем, а также для развития и гармонизации личности [7, с. 108]. В процессе консультирования клиентов посредством данного метода можно пользоваться такими техниками: личные коллекции клиента (фотокарточки, сделанные клиентом, или фото, которые ему просто нравятся), работа с фотографиями клиента, которые сделаны другими лицами (клиент выступает субъектом съемки для дальнейшего исследования собственного портрета), работа с автопортретом клиента (эффективна при работе с проблемой адекватной самооценки, уверенности в себе), работа с семейным / биографическим альбомом (фотоснимки из семейного архива), работа с фотопроекциями (формирование спонтанной, первоочередной мысли о фотографии в процессе ее просмотра или создания; в данном случае проекция выступает полезным инструментом, позволяющим клиенту понять собственный способ восприятия окружающей реальности) [8, с. 82].

Метафорические ассоциативные карты - создают атмосферу безопасности и доверия. Простота применения этого инструмента позволяет психологу использовать его для решения межличностных конфликтных ситуаций клиентов, исследования семейных систем, построения генограммы, моделирования и исследования любых процессов в будущем, формирования позитивного мышления. Посредством использования метафорических ассоциативных карт также можно помочь клиенту осуществлять самоанализ и саморазвитие, преодолевать стрессовые состояния, работать со страхами и т. п. К главным особенностям указанной техники относятся:

1) обход рационального мышления, снятие защиты и сопротивления (образ выступает первичным явлением в формировании сознания личности, поэтому обращение к нему (образу) с помощью карт возможно для лиц любого возраста, пола, ментальности, уровня интеллектуального развития);

2) создание диалога между внешним и внутренним миром (на подсознательном уровне личность помнит все, что с ней происходило, однако не всегда осознает это; вслед за образом, всплывают ассоциации, связанные с ним в подсознании, что позволяет просмотреть внутренний «фотоальбом» клиента; карты выполняют роль пускового механизма в мир воображения, позволяют создать безопасное экологическое поле для диалога между внешним и внутренним миром клиента);

3) реконструкция событий (реконструкция психотравмирующих событий на картах позволяет избежать дополнительной ретравматизации личности, запускает ее внутренние процессы самоисцеления, создает безопасный контекст поиска и моделирования решения, активизирует процессы поиска собственного уникального пути выхода из кризисной ситуации [10].

Арт-терапия основана на мобилизации творческого потенциала человека, внутренних механизмов саморегуляции и исцеления, отвечает потребностям человека в самоактуализации, в раскрытии новых возможностей и утверждении своего индивидуально-неповторимого образа бытия-в-мире. Кроме того, собственная деятельность, собственное творчество, возможность выбора темы или материалов помогает клиенту приобрести самостоятельность, не переносить ответственность на других, помочь ему принимать решения, осуществлять выбор, брать на себя ответственность.

Стоит отметить, что каждый метод арт-терапии может быть реализован в психологическом консультировании в разных вариациях. Перспективным является использование изобразительного искусства, так как данный метод имеет множество разных техник применения, среди которых техники: марания, акватушь, монотипия, рисование клубком, никтография, рисование историй, рисование по кругу, парное рисование, «каракули» или штриховка, пластилиновая композиция, рисование эмоций, рисование пальцами, рисование на воде, рисование на стекле и пр. Упражнения по изотерапии в психологическом консультировании при правильной организации процесса является инструментом для изучения чувств, идей и событий, развития межличностных навыков и отношений, укрепления самооценки, уверенности, создания более уверенного образа себя как личности. Так, условиями их использования является:

⎯       безоценочное восприятие работ (в изотерапии нет "правильного" или "неправильного");

⎯       восприятие клиента как эксперта (упражнения созданы таким образом, что отправной точкой является опыт каждого индивида);

⎯       в групповой терапии важен вклад каждого (каждый делает важный и уникальный вклад);

⎯       сохранение тайны (поскольку упражнения могут коснуться личностного уровня, то нужно бережено относиться к секретам клиента);

⎯       рассказ о своей работе (условия для рассказа и обсуждения работы не должны быть директивными);

⎯       процесс и продукт (хотя метод арт-терапии делает акцент на процессе создания образа, важным является и сам продукт творчества, который помогает клиенту почувствовать законченность процесса и уверенность в себе);

⎯       способы работы (упражнения можно строить по-разному: они могут быть с высокой или низкой степенью структурированности);

⎯       способы хранения работ (например, папки, книга или журнал, выставки).

Использование изотерапии в психологическом консультировании имеет мощный потенциал в создании психологически комфортной среды, что, в свою очередь, способствует гармонизации развития личности через способность самовыражения и самопознания. Важно, чтобы каждый клиент относился к себе как к субъекту собственных изменений, понимал и принимал ответственность за собственное развитие и личностный рост. Психолог должен разделять эту ответственность в аспекте психологической поддержки, создании необходимых условий для гармоничного развития личности, формирования ее социального здоровья, ориентирования на достижение морально-психологического, духовного равновесия с социо-природной средой и личностным «Я», гармонии с собой и окружающим миром.

В психологическом консультировании творческая деятельность как мощное средство сближения людей становится так называемым «мостом» между психологом и клиентом. Арт-терапия имеет определенные преимущества для ее применения в работе с клиентом, и направлена на решение внутренних и межличностных конфликтов, кризисных ситуаций, формирует активную жизненную позицию и уверенность в себе, облегчает процесс коммуникации с окружающими людьми и т. п.

Таким образом, арт-терапия в системе психологического консультирования имеет значительные преимущества для использования специалистом в работе с клиентом и в зависимости от ситуации, личностных качеств клиента работа проводится индивидуально и с тем методом, который необходим для решения жизненной ситуации человека.

Литература:

1.      Володина К.А. Применение арт-терапии в деятельности практического психолога в организации // Организационная психология. 2017. Т. 7. № 2. С. 86-101.

2.      Калиш И.В. Арт-терапия в системе методов психологического консультирования студентов // Системная психология и социология. 2014. № 1 (9). С. 100-107.

3.      Киселева М.В. Арт-терапия в психологическом консультировании /М.В.Киселева, В.А.Кулганов. СПб.: Речь, 2014. 64 с.

4.      Копытин А.И. Системная арт-терапия: теоретическое обоснование, методология применения, лечебно-реабилитационные и дестигматизирующие эффекты: автореф. дис. … доктора мед. наук : 19.00.04 / А. И. Копытин. СПб., 2010. 28 с.

5.      Копытин А.И. Диагностика в арт-терапии. Метод мандала. СПб.: Речь, 2005. 120 с.

6.      Копытин А.И. Теория и практика арт-терапии. СПб.: Питер, 2002. 368 с.

7.      Хабарова Т.Ю. Применение арт-терапии в лечении депрессивных и зависимых пациентов // Молодой ученый. 2015. № 4 (84). С. 107-111.

8.      Цветкова И.В. Практическое использование методов арт-терапии в семейном консультировании // Aspectus. 2016. № 3. С. 75-82.

9.      Кудрина А.В. Методы арт-терапии в практике психологического консультирования // Психологический журнал Международного университета природы, общества и человека «Дубна». 2009. № 3. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.psyanima.su/journal/2009/3/2009n3a5/2009n3a5.pdf (Дата обращения: 04.05.19)

10.    Исцеление творчеством: методы арт-терапии и советы психолога // Human, Being, Space. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://human-being.space/humeaning/istselenie-tvorchestvom-metody-art-terapii-i-sovety-psihologa (Дата обращения: 04.05.19)

11.    Психологическая поддержка и психологи // Фонд Общественное Мнение. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://fom.ru/Obraz-zhizni/14183(Дата обращения: 04.05.19)

Тарасенко А.А. Влияние творчества Амедео Клеме́нте Модилья́ни на современное искусство в России.// Международный научный журнал «Инновационная наука». – Уфа: Аэтерна, 2019. – № 5. – С. 216-221.

Tарасенко А.А. Влияние творчества Амедео Клеме́нте Модилья́ни на современное искусство в России.// Международный научный журнал «Инновационная наука». – Уфа: Аэтерна, 2019. – № 5. – С. 216-221.

 

УДК 75.01; 75.03; 75.04; 7.01; 7.03; 7.06; 7.07;

 

Анна Александровна Тарасенко

Независимый исследователь,

г.Новочеркасск, РФ

E-mail: 

 

ВЛИЯНИЕ ТВОРЧЕСТВА АМЕДЕО-КЛЕМЕНТЕ МОДИЛЬЯНИ НА СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО В РОССИИ

 

Аннотация: Творчество знаменитого художника Амедео Клементе Модильяни, умершего на пороге своей славы, заслуженно почитается во всем мире. Несмотря на то, что в России сейчас с большим трудом можно увидеть подлинники его работ, его популярность в нашей стране находится на достаточно высоком уровне. Это, в свою очередь, оказывает влияние на творчество современных художников России, вдохновленных работами великого мастера. Некоторых из них это влияние приводит к попыткам копирования, заимствования стиля художника, в ущерб их индивидуальному стилю. Для других творчество Модильяни становится источником вдохновения, позволяющему совершенствовать художественную технику, вносить разнообразие в характер своих работ.

 

Ключевые слова: Амедео Клементе Модильяни, живопись XX века, современная живопись, современное искусство в России, портретная живопись.

 

Summary: The work of the famous artist Amedeo Clemente Modigliani, who died on the threshold of his fame, is deservedly revered throughout the world. Today in Russia, you can only see the originals of his works at rare exhibitions. Despite this, his popularity in our country is at a fairly high level. This has an impact on the work of contemporary artists of Russia, inspired by the works of the great master. For some of them, this influence leads to attempts to copy, borrow the style of the artist, to the detriment of their individual style. For others, Modigliani's works becomes a source of inspiration, which allows to improve art technique, to bring diversity to the character of works.

 

Keywords: Amedeo Clemente Modigliani, painting of the 20th century, modern painting, modern art in Russia, portrait painting.

 

Жизнь и творчество Амедео Клементе Модильяни, одного из самых загадочных художников начала XX века, до сих пор вызывают предельный интерес. Будучи при жизни практически не востребованным в профессиональном плане и известным лишь в узких кругах, на сегодняшний день Модильяни считается одним из наиболее популяризированных художников. За прошедшие вот уже почти 100 лет с даты его трагической гибели в самом расцвете творческих сил, слава о нем разлетелась по всему миру.

 

Сегодня полотна руки Модильяни на аукционе продаются за баснословные деньги. Так, например, в 2015 г. картина «Лежащая обнаженная» 1917-1918 годов была продана за рекордную сумму - $170 млн. В 2018 г. на аукционе Sotheby's «Искусство импрессионистов и модернистов» в Нью-Йорке было представлено полотно «Лежащая (на левом боку) обнаженная» 1917 г. с начальной стоимостью более $ 150 млн. Таким образом, Модильяне зарезервировал себе место в списке самых дорогих художников мира, на ряду с такими мастерами как Поль Сезанн, Джексон Поллок, Густав Климт, Эдвард Мунк, Пабло Пикассо, Энди Уорхол и др.

 

А вот как происходила продажа картин Модильяни при его жизни: «В конце 1918 года Зборовский уехал в Париж, надеясь продать там хоть что-нибудь из его картин, а может быть, и наладить в дальнейшем более регулярный сбыт. На этот раз он стал искать клиентов среди известных критиков и писателей. Какой-то критик, как он потом рассказывал Едличке, купил три картины, причем за первую дал ему 300 франков, за вторую — 275, а за третью — 250. “Когда речь пошла о четвертой, Зборовский, при всем своем добродушии, наконец возмутился: «Если я еще не разучился считать”, — сказал он этому господину, — то за четырнадцатую картину буду платить уже я вам, а не вы мне». На том и кончилось» [3].

Положение Модильяни и вправду было плачевным – не всегда хватало материалов, холстов, многие картины остались только в воображении художника. Несмотря на душевный упадок, разочарование в жизни, значительные финансовые трудности, хронические заболевания, много лет не дававшие художнику покоя, Модильяни за свою недлинную жизнь оставил внушительную коллекцию живописи, графики, скульптур.

Анализ творчества Амедео Модильяни не позволяет отнести его к какому-либо ярко выраженному направлению. Он – художник одиночка, практически не оставивший после себя сложившейся школы, учеников или последователей. При этом, его творчество настолько многогранно, что его практически невозможно охарактеризовать в нескольких словах. Можно сказать, что на его стиль во многом повлияли такие мэтры изобразительного искусства, как Тулуз-Лотрек, Сезанн, Пикассо, Ренуар, в работах которых он черпал вдохновение.

Многие исследователи его творчества подчеркивают, что большое влияние на стиль оказали африканское искусство, с его абстрактным представлением человеческого фигуры. «Во времена юности Модильяни была чрезвычайно популярна африканская тема, нашедшая отражение в скульптурах мастера. Его привлекали простые, грубоватые и вместе с тем выразительные формы, чистота силуэта. Ярко выраженная эмоциональность его картин позволяет говорить о проявлении черт экспрессионизма в его творчестве. Основной особенностью его произведений и фирменным стилем являются немыслимо вытянутые головы, покоящиеся на удлиненных шеях, и чуть намеченные черты лиц, напоминающие нам об изображениях древних богов» [1, c. 12-13].

Найденный художником путь в творчестве открылся ему не сразу. Пройдя учебу в ливорнской Академии искусств, Свободной школе живописи во Флоренции, где Модильяни преподавал крупнейший представитель итальянской живописной школы XIX века Джованни Фаттори, институт изящных искусств в Венеции, Академии Коларосси в Париже, Модильяни получил достаточно большой спектр навыков и техник. Кроме того, его учеба сопровождалась посещением музеев и выставок, где бы Модильяни не оказался, он всегда впитывал в себя увиденные им образы.

Во времена учебы Модильяни в моде был кубизм. Однако, он практически никакого влияния не оказал на творчество живописца, предпочетшего идти собственным путем. «Художник страстно искал свой стиль и путь в живописи. Поэт Жан Кокто назвал творческие метания друга поисками «линии души». Очарованный работами Анри де Тулуз-Лотрека, первые парижские картины Модильяни создал в графической манере этого мастера. В 1907 итальянец открыл для себя удивительную цветовую гамму живописи Сезанна, которая оказала заметное влияние на его искусство» [2, c. 6]. 

В основном Модильяни известен как художник портретист, многие работы которого созданы в жанре ню. В творчестве художника встречаются и пейзажи, а вот натюрморты и сюжетная живопись отсутствуют, как принципиально неприемлемые. Был период в творчестве Модильяни, когда он полностью сконцентрировался на создании скульптур. Произошло это в 1909 г., когда он завел знакомство со скульптором из Румынии Константином Брынкуши, оказавшим на художника огромное влияние.

Вот как описывает Кристиан Паризо, автор книги, посвященной Амедео Модильни, процесс создания художником скульптур: «Модильяни — образец современного художника-скульптора. Он создал несколько очень интересных скульптур с удлиненными, весьма утонченными лицами и острыми, как лезвия бритвы, носами, которые часто отбивались, так что их приходилось то и дело приклеивать. За несколько франков он покупал у каменщика каменную глыбу и привозил ее к себе в ручной тележке. У него было собственное видение предмета изображения, в чем-то навеянное негритянским искусством, но не полностью обусловленное им» [4, c. 113]. Увлечение Модильяни скульптурой вылилось в грандиозную идею создания храма Красоты, колонны которого будут заменены кариатидами – статуями одетых женщин, поддерживающих антаблемент. Это вполне ясно отражает идейно-художественный замысел, который Модильяни пытался реализовать практически во всех своих работах. Поклонение перед женщинами, их пластикой, стройностью их форм, нашло бы свое идеальное выражение в храме красоты, в архитектуру которого были бы встроены женские тела.

Среди графических работ мастера, особый интерес вызывают портреты Анны Ахматовой, с которой художника связывали романтические отношения. Познакомившись в 1910 г. в Париже, они неоднократно встречались на протяжении нескольких лет. В 1911 г. художник создает 16 портретов Анны Ахматовой. Все эти портреты – графические. Модильяни удается передать всего в нескольких линиях черты своей возлюбленной.

Во многом благодаря бурному роману с Ахматовой, имя Модильяни стало известно в России. Книга о художнике, написанная Виталием Виленкиным (1911–1997), вышла в серии «Жизнь в искусстве» в 1970 году. Однако самих произведений Модильяни в музеях СССР не было. Не изменился ситуация и сегодня. «За исключением трех небольших рисунков, работ Модильяни нет в музеях России до сих пор, хотя «Портрет Пабло Пикассо», написанный им в 1915 году маслом на бумаге, наклеенной на картон, был приобретен российско-украинским бизнесменом Константином Григоришиным и в 2007 году несколько месяцев экспонировался в Эрмитаже; тогда же в ГМИИ прошла первая и пока единственная в российской музейной истории монографическая выставка этого художника. Спустя еще шесть лет «Потрет девушки в черном платье», созданный Амедео Модильяни в 1918 году, экспонировался в ГМИИ в рамках выставки коллекции Вячеслава Кантора «Отечество мое — в моей душе»» [6].

Отсутствие подлинников Модильяни в российских музеях не мешает его популярности. Его неповторимый и от этого легко узнаваемый стиль способствует популяризации художника. Происходит повсеместная интеграция его мотивов его творчества в прикладное искусство и масс-маркет. Многие талантливые мастера известные произведения Модильяни, расписывают одежду, посуду, предметы интерьера, украшения и многое другое. 

Творчество Модильяни вдохновляют и современных российских модельеров. Так, например, творческий дуэт молодых модельеров Ольги и Елены Веселовых «Vesellinea» в 2008 г. представил коллекцию под названием «Лица». В этой коллекции, идеей для создания костюмов послужили именно работы А. Модильяни. Его словами можно описать главную концепцию: «Отринь эту мораль, преодолевай ее… Привыкай ставить свои эстетические потребности выше обязательств перед обществом» [5, c. 243].

Вызывает интерес не только творчество, но и биография Модильяни, которая послужила материалом для создания балета. Премьера спектакля «Модильяни – проклятый художник» состоялась на исторической сцене Большого театра 11 мая 2012 г. Хореограф-постановщик Тоомас Эдур. Драматургию составляют цепь важнейших событий в жизни художника: учеба в академии, встреча с Жанной Эбютерн, дружба с Леопольдом Зборовским, закрытие единственной прижизненной выставки работ художника. На сцене изображены и академия Коларосси, и галерея Берты Вейль, и знаменитое кафе «Ротонда», излюбленное место встреч художников Монмартра.

Калейдоскоп сценических действий составляют не только биографические событий, но и визуализированные фантазии, видения художника. Это попытка передать всю сложность характера художника, который был подвержен резким срывам, переменам настроения, буйством эмоций. Многое из этого нашло отражения в его картинах, предельно экспрессивных по своему настроению.

Особое внимание заслуживает художественное оформление сцены. Художник постановщик Лийна Кеэваллик использовала цветовую палитру картин Модильяни: теплые, слегка приглушенные тона в мягком свете создавали образ «вложенности» в полотна художника. Это подчеркивало бытовую поэтичность, как и использование в оформлении сюжетов полотен художника. Декорации также содержали и копии работ Модильяни, которые использовались и в сценическом действии: во время сна-фантазии художника портреты женщин «оживали», выбирались из рам и начинали свой причудливый танец. Это полное погружение в мир фантазий художника, где музы водят вокруг него хоровод, давая пищу для создания картин.

Что касается непосредственно живописи, многие художники в России испытывают влияние Модильяни. К сожалению, чаще всего это выражается в попытках стилизовать свои картины под Модильяни, что отвечает запросам современного рынка художественных работ. Среди работ известного московского художника, члена профессионального союза художников, Иксигона С. С. можно встретить несколько картин, выполненных в стиле Модильяни.

В своих картинах он апеллирует как к знаменитой серии обнаженных (рис. 1), так и к излюбленному Модильяни женскому портрету (рис. 2).

 

Рисунок1"Обнаженная на кушетке", 2016 г.

 

Рисунок2"В стиле Модильяни", 2014 г.

 

Проанализировав характер творчества этого художника, становится очевидным его стремление к подражанию, копированию, «цитированию» подчерку известных мастеров, таких как Пикассо, Сезанн, Гоген и многих других. Такое разнообразие жанров и стилей в его творчестве не дает возможности говорить о собственном стиле автора. Так и в представленных выше работах характерно выражены особо узнаваемые черты стиля Модильяни: теплая палитра, вытянутая шея женщины на портрете, отсутствие прорисованных зрачков и прочих мелких деталей, мазки, создающие эффект мозаики.

Другой отечественный художник - Новиков Т. П., основатель петербургской Новой Академии Изящных Искусств, хотя и стилистически достаточно далек от Модильяни, но в некоторых своих работах испытывает его влияние. Речь идет о немногочисленных портретах, вышедших из-под руки художника. Это и графический автопортрет художника, выполненный в 1979 г., это отчасти и портрет Виктора Цоя 1986 г. Но наиболее выражено сходство стиля в картине «Дориан Грэй» (рис.3).

 

Рисунок3«Дориан Грей (Портрет Андрея Крисанова)», 1987 г.

 

Эта картина представляет собой портрет Андрея Кирсанова – другого известного художника, который состоял в основанной Новиковым группе «Новые художники». Группа была основана в 1982 г., пятью годами позже создан портрет.

Портрет Кирсанова выполнен маслом на холсте, как и подавляющее множество картин Модильяни. Не типичен выбор цвета для фона: яркий сине-фиолетовый оттенок практически не встречается на полотнах Модильяни, предпочитающем из синих оттенков более холодные, блеклые, близкие к зеленому тона. Однако техника наложения мазков очень схожа. Модильяни предпочитал максимально изолирующий фон, лишь изредка прорисовывая в нем какие-либо элементы интерьера. Хаотичные мазки создавали абстрактную фактуру – фон не должен был отвлекать взгляд зрителя от самого портрета, от созерцания изящных черт лица, которыми так восхищался художник. 

Особенно заметны черты техники Модильяни на портрете Кирсанова, если сравнить его с автопортретом Модильяни (рис.4).

[Amedeo Modigliani (Italian, 1884-1920), Autoportrait [Self-portrait], 1919. Oil on board, 52 x 18.5 cm.]

 

Рисунок4Амедео Модильяни. Автопортрет, 1919 г.

 

Портрет выполнен в 1919 г. маслом на доске. Вытянутое продолговатое лицо, прорисованные скулы, сжатые губы над квадратным подбородком, ассиметричное расположение глаз – все эти черты оказываются общими для обоих портретов, несмотря на разницу в технике исполнения.

Этими примерами далеко не исчерпывается влияние творчества Модильяни на современное искусство в России. Этому явлению благоприятствует повышенный интерес к фигуре художника, ажиотаж вокруг редких выставок его работ, как и действия многочисленных подражателей его искусства.

 

Список использованной литературы:

  1. Амедео Модильяни / [сост. Н. А. Моисеева]. – М.: РИПОЛ классик, 2014 – 40 с.
  2. Баева В. Амедео Модильяни. – М.: Комсомольская правда, 2010 г – 48 с
  3. Виленкин В. Я. Амедео Модильяни. – М.: Искусство, 1970 г. – 160 с.
  4. Паризо К. МОДИЛЬЯНИ. – М.: Текст, 2008. – 237 с.
  5. Плешкова И. С. Влияние идей концептуализма на творчество модельера // Знание. Понимание. Умение. 2010. №3. С. 240-243.
  6. Эпштейн А. Д. Забытые герои Монпарнаса. – M.: НЛО, 2017 г. – 400 с. 

© А.А. Тарасенко, 2019

Огуй В.О., Тарасенко А.А. Виброакустический массаж в телесно-ориентированной практике (на примере метода «поющих чаш») // Символ науки. – Уфа: Омега сайнс, 2019. -№3 – С.90-96.

Огуй В.О., Тарасенко А.А. Виброакустический массаж в телесно-ориентированной практике (на примере метода «поющих чаш») // Символ науки. – Уфа: Омега сайнс, 2019. -№3 – С.90-96.

 

УДК 159.99; 159.98; 159.9.07

Виктор Олегович Огуй
Независимый исследователь,
г.Нижний Новгород, РФ

Анна Александровна Тарасенко
Независимый исследователь,
г.Новочеркасск, РФ

 

ВИБРОАКУСТИЧЕСКИЙ МАССАЖ В ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАНОЙ ПРАКТИКЕ

(на примере метода «поющих чаш»)

 

Аннотация: В статье исследуется история использования телесно-ориентированных практик (ТОП), начиная с момента их возникновения и заканчивая современностью. Автор акцентирует внимание на возможности применения в них разнообразных эффектов, возникающих в организме человека при звуковом и виброакустическом воздействии, производимом посредством древнего инструмента восточных духовных и медитативных практик - «поющих чаш». Показываются реальные примеры современных медицинских акустических и телесно-ориентированных практик, основанных на работе с «поющими чашами» и перспективы в данной области.

Ключевые слова: телесно-ориентрованные практики, «поющие чаши», звук, акустика, вибрации, телесное воздействие, медитация, массаж.

 

Viktor Ogui
Independent researcher, (Nizhny Novgorod), RUS

VIBROACOUSTIC MASSAGE BODILY-ORIENTED PRACTICE ON THE EXAMPLE

(on the example of the «singing bowls» method)

 

Abstract: The article explores the history of the use of body-oriented practices (TOP), from the moment of their occurrence to modernity.  The author focuses on the possibility of applying in them the various effects that occur in the human body during the sound and vibroacoustic effects produced by the ancient instrument of Eastern spiritual and meditative practices - "singing bowls".  Shown are real examples of modern medical acoustic and body-oriented practices based on work with “singing bowls” and prospects in this area.

Key words: body-oriented practices, “singing bowls”, sound, acoustics, vibrations, body impact, meditation, massage.

 

Мы живем в пору, когда наука открывает для себя новые пласты знаний прежде считавшиеся антинаучными и относившиеся скорее к духовной и эзотерической областям. Не исключением являются и многочисленные медицинские методики, базирующиеся на народных медицинских традициях, например, многочисленные практики, привнесенные из «тибетской медицины» и в частности использование для воздействия на организм человека так называемых «поющих чаш».

Другие методики, также долгое время отвергавшиеся официальной медициной, относятся к так называемым телесно-ориентированным практикам (ТОП), исходно базирующихся на разработках западных психотерапевтов. Хотя сегодня и они в значительной мере претерпели синтез с восточными представлениями о потоках жизненной энергии.

Но для принятия к практическому использованию все эти практики должны пройти строгий отбор, по крайней мере по критерию «не навреди». Конкретные же медицинские результаты, достигаемые посредством применения таких методик должны стать объектом настоящих научных исследований, подтверждаемых объективными показателями.

Истоки возникновения и базовые постулаты, телесно-ориентированные практик

Телесно-ориентированные практики имеет долгую историю и опирается на обширные знания о сложности функционирования ума и тела. Специалисты по телесно-ориентированным практик в своей медицинской деятельности с общей предпосылкой, что ум и тело, психика и сома не являются отдельными,анеразрывно связанными аспектами всего существа человека и циркулирующей в теле особой энергии.

Здесь нельзя не отметить вклад основателя первой методики ТОП, Вильгельма Райха, являвшего учеником Зигмунда Фреда. Уже концу 30-хгодов ХХ века он оставил позади психоаналитический стиль словесных свободных ассоциаций и словесных толкований и переходит к «vegetotherapy» (терапии вегетативной автономной нервной системы) [7]. В дальнейшем долгие годы медицинское применение телесно-ориентированных практик было основана именно на его теориях: постулате о способности сохранения предыдущих психических переживаний в «телесной броне» и привнесение им в западную науку представлений об особой «вегетативной энергии» циркулирующей в человеческом организме.

В первом случае он предположил, младенцы и дети, более естественно чувствуют удовольствие и готовы протянуть руку миру. Если же эти внешние импульсы оказываются расстроены или несут негативный эффект, то ребенок разрабатывает собственные методы адаптации к стрессу. Если разочарования продолжаются, эти оборонительные реакции будут хроническими и переносятся на взрослую жизнь, даже когда в них больше нет необходимости.

Во-втором, он сформулировал предположение, что помимо установленных к тому времени систем человеческого тела   существует и особая биопсихическая энергия, от нормального распределения которой в организме зависит не только психическое, но и физическое здоровье. Если нарушить свободное протекание данной энергии, то это способно привести к особому виду неврозов и болезненному изменению в мышечных тканях. С медицинской точки зрения это должно проявляться в фактической мышечной жесткости (мышечной броне), которая сдерживает нестерпимые или неприемлемые эмоции, такие как гнев, страх или печаль, либо боле редко встречаемую излишнюю мышечную расслабленность.

Райх стал утверждать, что зачастую, физические проблемы, такие как головные боли, «жесткая» шея, или боль в спине, часто укоренены внутри из-за подавляемых раннее эмоций, которые не находят удовлетворительного решения, а позже мешают физическому здоровью, эмоциональной жизни и энергетической разрядке. Как ответ на эту проблему им был предложен новый метод лечения неврозов, основанный на восстановлении и нормализации течения биопсихической эмоциональной энергии, для чего были разработаны особые способы, воздействующие на специальные участки тела (расположенные по представлениям Райха в семи секторах тела) в которых и блокируется ее нормальное течение. Это достигается путем работы непосредственно с телом, его движениями, «узорами мускульной брони», в том числе и с использованием дыхательных упражнений [6]. Именно этот метод и стал первой телесно-ориентированной практикой.

Развитие телесно-ориентированные практик и разнообразие их современных концепций

Во второй половине ХХ веки и особенно в веке XXI, несмотря отсутствие признания со стороны официальной медицины, телесно-ориентированные практики продолжали динамичноразвиваться.

Сначала это были люди, поддерживавшие Райха и его последователи. Например, Александра Лоуэн разрабатывает собственные методы биоэнергетической терапии, хотя и пользуясь теоретическими предпосылками Райха, но значительно их видоизменяя. Он уже вводит в ТОП ряд специальных поз и упражнений, направленных на собирание в теле биоэнергии, которая и должна избавить пациента от эмоциональных и мышечных «зажимов». Фактические начинается привнесение в ТОП восточных медитативных практик из йоги.

Наиболее точно старался следовать изначальным методикам Майрон Шараф, чей стиль терапии был гораздо ближе к Райху, чем у Лоуэна. Не случайно именно Шараф стал главным биографом Рейха. В кратком описании Шарафа его терапевтического опыта с Райхом фиксируется особенности их клинической работы.

В дальнейшем понятие ТОП начинает толковаться предельно широко, фактически как любые методы работы непосредственно с телом человека направленные на использование его внутренней энергии. В его рамках создается не только множество методик развивающих в той или иной мере классический ТОП (Л. Марчер, И. Рольф, А. Янов,  М. Розен и др.), но и пришедшие из атр-терапии - методы  танцевальной терапии, расслабляющих движений и пластики здорового тела (ассоциации Танцевально-двигательной терапии ряда европейских стран) включающих работу с использованием двигательной импровизации и «диалогом» тел, направленныхна укрепление внутреннего энергетического потенциала и чтобы мобилизовать организм, для освобождения от груза накопленных негативных эмоций. 

Наконец, ХХI век характеризуется наполнением ТОП методами, пришедшими из множества восточных практик. К последним относятся многочисленные восточные разновидности массажа, работа с энергией Рейки (Япония), жизненной энергией Ци (Китай и Корея) и Витальной энергией (Индия), а соответственно привнесение в ТОП и соседствующего инструментария.

Очень часто современные методики ТОП включают и медитационные процедуры. Ведь медитация - это изобретенный в глубокой древности простой процесс освобождения человеческого тела от напряжения.  Медитация часто приносит состояние внутреннего покоя, и успокаивает ум. Традиционно считается, что она позволяет внутренней энергии течь в нужном для нормального функционирования человеческого тела направлении, а не это ли одна из главных целей ТОП.

Фактически сегодня ТОП разделяется, на два основных направления. К первому относятся неорайхисты и сторонники психотерапевтического подхода, настаивающие на телесном воздействии на динамику напряжения-расслабления и использующие процесс катарсиса, с целью облегчения и ослабления «жестких поз» и связанных с ними моделей отношений, чтобы мобилизовать и освободить эмоциональные процессы, идущие внутри человеческого организма [15].

Вторые же представлены реформистским движением, признающим необходимость использования наравне с наработанным в рамках ТОП и иных методов телесной работы, в частности с учетом множества успешных традиционных восточных методик. В частности, признавая эффективность традиционной массаж-терапии для быстрого благотворного воздействия на мышечные структуры и как полезный инструмент деэскалации для снижения стресса и тревоги. Это же относится и к использованию движений из йоги и других восточных гимнастик. В частности, Гродин пропагандирует привнесение в ТОП практик ци-гун и тай-тзы, поскольку они способствуют увеличению «телесного сознания» и психического внимания, содействуя заживлению травм, связанных с психологическими нарушениями [9].

Не исключением в реформистском крыле ТОП является и использование «поющих чаш» призванных успокоить внутреннее напряжение и выпустить всю накопленную негативную энергию.

«Поющие чаши» как источники звуковых волн 

Целительную силу звука, музыки, пения люди на интуитивном уровне поняли уже на заре своего существования в качестве существ, наделенных разумом. 

Причем одним из самых древних звукопроизводящих инструментов достоверно использовавшихся в исцелении, являются «поющие чаши». Первые археологические находки этих предметов в Китае датируются 560-180 гг. до н.э [16]. В более поздний период они были найдены в храмах, монастырях и комнатах для медитации почти во всех странах Дальнего Востока. При изготовлении каждая чаша забивается вручную сверх тщательно обработанные заливочные круглые формы, чтобы она могла производить именно гармоничные тона и вибрации. Постепенно вырабатывается и несколько канонов (Тибетский, Непальский и т.д), когда для их производства используются несколько особых видов сплавов, включающих от пяти до семи металлов, таких как золото, серебро, ртуть, медь, железо, олово и свинец в различных соотношениях, поскольку считается, что каждый из этих металлов производит индивидуальный звук, в том числе частичных гармоник, но только эти звуки вместе дают исключительный «певческий» звук чаши.

Причем практически все исследователи сходятся во мнении, что «поющие чаши» способны производить различные тона, в зависимости от состава сплава, их формы, размера и веса. 

С музыкальной точки зрения она представляет собой тип стоящего колокола. Можно согласится с мнением, что наиболее важным легкоопределяемымкомпонентом является используемая техника звука, либо это ударная нагрузка, или трение, или обе техники одновременно [11]. Так же надо учитывать местоположение возбуждения и характеристика твердости и размера фрикционной возбуждающей палочки, называемый пуджа, которая обычно сделана из дерева и покрыта мягкой кожей.

С точки зрения восприятия, звук тибетской чаши имеет две основные характеристики: длинные устойчивые звуки и сильные характерные биения, которые возникают из-за небольшой асимметрии формы чаши. Без этих асимметрий, возникнет явление, называемое в английской терминологии «degeneracy», в котором все режимы имеют одинаковую частоту [16]. Различные пики отчетливо проявляются в спектре частот, соответствующие различным колебательным явлением в звучащей чаше.

Использование «Поющих чаш» в лечебных процедурах

«Поющие чаши» традиционно использовались для церемониальных и медитативных целей, но сегодня все чаще находят свое применение и в современных медицинских практиках и отнюдь не только в странах Востока, что в свою очередь вызвало к ним повышенный научно-исследовательский интерес.

По мнению ряда ученых, «поющие чаши» могут оказывать терапевтический эффект в самых различных областях человеческого здоровья, от воздействия на психическое состояние до лечения весьма сложных заболеваний. Некоторые энтузиасты доходили до того, что пытались лечить при помощи «поющих чаш» даже рак. Нам кажется такое подобное поведение крайне неосмотрительным и должно в любом случае сопровождаться обычной медицинской помощью (особенно в случае раковых заболеваний), иначе могут наступить серьезные негативные последствия для здоровья.

Эффекты, вызываемые «поющими чашами» пытались объяснить с самых различных точек зрения.

Еще в 1961 году А. Нехер высказал предположение, что вибрирующий резонанс тибетских чаш коррелирует с генерацией альфа-состояния мозговых волн [13].

Р. Кабалльеро в своем обширном исследовании рассматривая человеческое тело приходит к выводу, что оно вибрирует во всех своих структурах человек действует как вибрационный трансформатор, который производит и принимает звуковые и виброакустические колебания [5], в том числе производимые «поющей чашей».

Согласно Янсен, различные гармоники и субгармоники, которые генерируются «поющими чашами», выполняют своего рода «массаж» во всех клетках человеческого тела [3].

Не обошли стороной эффекты, вызываемые «поющими чашами» и отечественные специалисты и исследователи. Так, Б.Н. Анисимова и Н.В. Карбышева (в соавторстве) зарегистрировали несколько патентов на медицинские процедуры, основанные на резонансно-акустических колебаниях с использованием в качестве резонаторов «поющих чаш». Один из подобных патентов предполагающий восстановление работоспособности и адаптационных возможностей спортсменов на курортной стадии в рамках программы резонансно-акустических колебаний (ПРАВ) был разрешен к применению Минздравом России [2]. Но, данная методика, как и большинство ее зарубежных аналогов, акцентируются на дистанционном (бесконтактном) воздействии.

Использование «Поющих чаш» в технологиях контактного лечебного воздействия

Акустическое воздействие «поющих чаш», преобразуюсь в вибрацию могут передаваться непосредственно в организм человека через кожу.

По словам Аугусто Вебера звуковые волны могут иметь в некоторых случаях лучшие эффекты в биологических системах при непосредственном контакте. Он объясняет это тем, что они имеют механическую природу, требующую распространения в физической структуре, в этот случай в теле, и в отличие от волн электромагнитных могут передаваться в самые глубокие участки организма [18].

Более того кожа человека имеет особые рецепторы для определителя вибрации, которые способны воспринимать звук. Так же вибрационные рецепторы присутствуют во всех тканях человеческого организма, но их количество различно.  В основном они расположены в зонах, которые эволюционно наиболее приспособлены для восприятия информации, связанной с механическим воздействием: руки, ступни ног и т. д. Большие скопления вибрационных рецепторов присутствуют в области гортани, в области рта и носа, в околоносовых пазухах. Удивительным образом скопление вибрационных рецепторов соответствует основным акупунктурным точка на которые ориентируется не только иглоукалывание, но и многие виды массажа.

Возможности применения «поющих чаш» в телесно-ориентированных практиках

Как уже говорилось выше синтез ТОП и восточных оздоровительных практик (в частности медитации) зачастую приводит к более положительному результату, чем использование методов классических ТОП.

Как пример, в 2017 году было опубликовано исследование целой группы авторов, одобренное Университетом Калифорнии (Сан-Диего), изучавших эффекты, вызываемые звуками «поющей чаша» (в совокупности с медитацией) на настроение и напряженность пациентов.  В этом исследовании принимали участие и женщины и мужчины различных возрастов (в средним около 50 лет). Участники заполняли стандартизированные анкеты до и после процедуры, в том числе, чтобы оценить напряженность, гнев и замешательство, и с использованием американской больничной шкалы тревоги и депрессии (HADS) оценить депрессивное настроение и тревогу. Кроме того, до процедуры у участников спрашивали, испытывают ли они дискомфорт или физическую боль. Если они испытывали физическую боль, указывался тип боли, и ее сила по шкале от 1 до 5. Аналогичные вопросы задавались после процедуры. В результате выяснилось, что практически по всем параметрам наблюдались положительные тенденции, причем все 29 участников, заявивших о наличие боли, отметили уменьшение ее уровня [8].

Немалую роль «поющие чаши» зачастую играют и в методологиях с применением энергии Рейки, которая все плотнее срастается с современными ТОП. Причем совсем свежее исследование 2019 года указывает на эффективность исцеления энергий Рейки как способа контролировать боль и улучшить качество жизни пациентов. Клиническое исследование было проведено у 40 больных, которые были случайным образом разделены на контрольную группу и группу рейки. Данные были собраны с использованием вопросника демографической информации, вопросника качества жизни (SF-36) и визуальной аналоговой шкалы (VAS) для обезболивания. Результаты: средний балл боли были достоверно выше в группе исцеления рейки по сравнению с контрольной группой по показателям физического функционирования, энергии/усталости, эмоционального благополучия, ограничения роли вследствие физического нездоровья [17].

Тем более, что терапевтические эффекты «поющих чаш» не ограничиваются псих-эмоциональным воздействием.  Например, звуки вибрации, передаваемые в виде упорядоченных импульсов к телу, могут вызвать расслабление тканей и снятие натяжения, чему уделяется исключительное внимание именно в телесно-ориентированных практиках. Ведь это может способствовать снижению физического напряжения и нервно-мышечной блокады. Физиотерапевт Александр Бойтел, изучил сходство между звуко-аккустическим массажем и классическим массажем и обнаружил, что звуковой массаж вызывает регуляцию тонуса поперечнополосатых мышц, способствует легкости кровообращения и усилению обмена веществ [4].

Ханди Хард также указывают на сходстве между лимфодренажным массажем и звуковым массажем [10]. А доктор Мария Анна Пабст исследовала возможный эффект ритмично-однородных структурных волн «поющей чаши» на стимуляцию процессов регенерации мышечной ткани [14].

Весьма экзотическую теорию, с традиционной точки зрения, выдвигает для объяснения эффекта «поющих чаш» Антонио Нахас. Он опирается на древнюю восточную теорию о строении человеческого тела, в соответствии с которой жизненное тело образовано сетью меридианов с текущей по ним «жизненной энергией». При этом он ссылается на признание официальной медициной иглоукалывания как самостоятельного направления в оздоровлении человека. Так, в СССР иглоукалывание получило свое признание как медицинский метод еще в 1954 г. когда вышел соответствующий Приказ Минздрава СССР № 106 [1].  При этом по сути иглоукалывание (если исходить из традиционного взгляда) было обращено к дисбалансам жизненного тела и его меридианной системы, с размещением игл в особых узловых (акупунктурных) точках. Нахас предлагает направить виброакустическое воздействие чаш именно на эти узлы [12].

При этом его недавнее исследование (2016 г.) с научной точки зрения, было весьма глубоким и правильно выстроенным с научной точки зрения. Во-первых, четырнадцать участников обоих полов, возрастом от 16 до 80 лет, были разбиты на две группы: опытную и контрольную. Во-вторых, измерение результатов производилось не только посредством довольно субъективного анкетирования пациентов, но путем снятия показаний с биоэлектрических датчиков закрепленных на нескольких контрольных точках на теле испытуемых подвергавшийся процедуре и контрольной группы. В результате у подвергавшихся процедурам было замечено улучшение с уменьшением как состояния гипоактивности, так и гиперактивности[12]. Кроме того, им сделана попытка измерения энергетического состояния меридианов у его пациентов, и по его данным экспериментальная группа показала положительный результат биоэнергетического баланса в результате применения «поющих чаш». А это результат, который несомненно должен заинтересовать практиков ТОП.

Некоторые выводы

Сегодня мы можем наблюдать как ранее непризнанные медицинские методы и практики пробивают себе дрогу к жизни.

Выработанный Райхом метод лечения разработанный на основе наблюдений за движением и закупоркой энергии в организме, воплотился в первичную телесно-ориентированную практику. Но время не стоит на месте и сегодня его теория биоэнергетической саморегуляции, основанная на представлении, что тело, освобожденное от «брони» накопленных негативных эмоций, будет двигаться естественно - как у здорового ребенка, преобразилась, впитывая в себя приемы и методы из иных (в основном традиционных восточных) целительных практик. И сегодня в рамках широкого толкования как ТОП, могут рассматриваться любые методы работы непосредственно с телом человека, направленные на использование его внутренней энергии.

Все чаще специалисты в области медицины прибегают и к помощи такого древнего инструмента как «поющая чаша». Причем ее использование помогает не только достичь успокоения, но нормализует и синхронизирует мозговую активность, улучшает состояние мышечной, лимфатческой и кровеносной систем.  Имея механическую природу, звуковые волны могут иметь в некоторых случаях лучшие эффекты в биологических системах при непосредственном контакте. Вибрационный массаж давно получил признание. А виброакустическое воздействие с помощью «поющих чаш» может рассматриваться как одна из форм такого массажа, причем сопряженного с продолжительным эффектом от звукотерапии.

Наконец, множество теорий о возможности оздоровляющего воздействия в рамках разнообразных современных ТОП, а также методов с применением «поющих чаш», побуждают и в дальнейшем продолжать исследование в этой области, чтобы отделить «зерна от плевел», а научное от эзотерического и духовного. Тем более, что объединение методов ТОП и техник, использующих «поющие чаши» способно дать, при умелом подходе, заметный синергетический эффект.

 

Список литературы:

  1. Приказ Минздрава СССР от 10 марта 1959 г. № 106 «О применении метода иглотерапии в стационарных и амбулаторных лечебно-профилактических учреждениях» [Электронный ресурс] // ИПО Гарант. - URL: https://base.garant.ru/4186176/
  2. Разрешение Комиссии по новым медицинским технологиям Министерства здравоохранения Российской Федерации от 9 октября 2002 г., протокол № 3 и Регистрационное свидетельство №229 / 03031002 / 4633-02 от 26 декабря 2002 г. // Сертификационный центр «Невасерт» - https://nevacert.ru/files/med_reestr/62508_mk.pdf 
  3. Руди Янсен Е. Поющие чаши. Практическое руководство по применению / Пер. с англ. - СПб.: «Издательство «ДИЛЯ», 2009. - 96 с.
  4. Beutel Alexander. Klangmassage in der kombinierten Anwendung mit der klassischen Massage. / Koller, Christina: Klang erfahren – mit Klang professionell arbeiten. - Verlag Peter Hess, 2007. - P. 163-167.
  5. Caballero Rodrigo.  The resounding body : epistemologies of sound, healing, and complementary and alternative medicine on Canada's West Coast // Dissertation of University of British Columbia, Vancouver, 2013. - 206 p.
  6. Cornell William F., Rubin Lore Reich, Wilhelm Reich and the Corruption of Ideals: A Discussion in the Context of Dusan Makavejev’s // USABPJ. - 2009. - Vol. 8. -  №.1. - P. 11-18.
  7. DeMeo James. In Defense of Wilhelm Reich: Opposing the 80-Years' War of Mainstream Defamatory Slander Against One of the 20th Century's Most Brilliant Physicians and Natural Scientists - USA, Oregon, Works Ashland, 2013. - 228 P.
  8. Goldsby Tamara L., Goldsby Michael E., Walters Mary Mc, Mills Paul J. Effects of Singing Bowl Sound Meditation on Mood, Tension, and Well-being: An Observational Study // Journal of Evidence-Based Complementary & Alternative Medicine. - 2017. - Vol. 22(3). - P. 401-406.
  9. Grodin M., Piwowarczyk, L., Fulker D., Bazazi A., & Saper R. (2008). Treating Survivors of Torture and Refugee Trauma: A Preliminary Case Series Using Qigong and T'ai Chi. Journal Of Alternative & Complementary Medicine. - 2008. - №14(7). - P. 801-806. doi:10.1089/acm.2007.0736
  10. Hardt Nandi. Klangmassage in der Manuellen Lymphdrainage. / Hess Peter, Koller Christina. Klangmethoden in der therapeutischen Praxis. - Verlag Peter Hess, 2009. - P. 84-100.
  11. Inacio Octavio, Henrique Luís, AntunesJose, The physics of Tibetan singing bowls. Revista de acústica // Revista de Acústica. - Vol. 35. - № 1-2. - P. 33-39.
  12. Nahas Antonio Ricardo The Sound Effects of Singing Bowls in the Meridians of Vital Body // Dissertation of IQUIM, 2016. - 168 p.
  13. Neher A. Auditory driving observed with scalp electrodes in normal subjects // Electroencephalography & Clinical Neurophysiology. - 1961. - №13(3). - P. 449-451. http://dx.doi.org/10.1016/0013-4694(61)90014-1
  14. Pabst Maria Anna. Zellen und Klang. In: Fachzeitschrift // Кlang-massage-therapie. - 2014. - №9. - P. 43-47.
  15. Röhricht Frank. Body oriented psychotherapy. The state of the art in empirical research and evidence-based practice: A clinical perspective. // Body, Movement and Dance in Psychotherapy. - 2009. - №4. - P. 135-156. 10.1080/17432970902857263.
  16. Serafin S. The sound of friction: real time models, playability and musical applications // Dissertation of stanford university, 2004. - 224 p.
  17. Shirani Naser. Abdollahimohammad Abdolghani, Firouzkouhi Mohammad reza, Masinaeinezhad Nosratollah, Shahraki-Vahed Aziz. The Effect of Reiki energy therapy on the severity of pain and quality of life in patients with rheumatoid arthritis: A Randomized clinical Trial Study. // Medical Science. - 2019. - №19. - P. 205-210.
  18. Weber A. Musica e Acupuntura. - São Paulo: Rocca, 2004. - 184 p.

© В.О. Огуй, А.А. Тарасенко, 2019

Огуй В.О., Тарасенко А.А. Музыкальные медитации с "поющими чашами" в психическом и физическом оздоровлении организма человека // Символ науки. – Уфа: Омега сайнс, 2019. -№3 – С.89-94.

Огуй В.О., Тарасенко А.А. Музыкальные медитации с "поющими чашами" в психическом и физическом оздоровлении организма человека // Символ науки. – Уфа: Омега сайнс, 2019. -№3 – С.89-94.

 

УДК 159.99; 159.98; 159.9.07

Виктор Олегович Огуй

Независимый исследователь,
г.Нижний Новгород, РФ
 

Анна Александровна Тарасенко

Независимый исследователь,
г.Новочеркасск, РФ

 

МУЗЫКАЛЬНЫЕ МЕДИТАЦИИ С "ПОЮЩИМИ ЧАШАМИ" В ПСИХИЧЕСКОМ И ФИЗИЧЕСКОМ ОЗДОРОВЛЕНИИ ОРГАНИЗМА ЧЕЛОВЕКА


Аннотация: В данной статьей собраны актуальные данные научных исследований зарубежных рецензируемых трудов последних двух десятилетий, посвящённых психическим и физическим эффектам «поющих чаш», а также бинауральным ритмам и медитативным техникам, которые, наряду со стандартными методами групповой и индивидуальной психотерапии, позволяют добиться клинически выраженного противотревожного и анксиолитического эффектов. Выявленные физиологические эффекты, такие, как - снижение показателей кровяного давления, значимая редукция уровня соматической боли, ликвидация мышечного спазма - позволяют расширить показания для применения медитаций с «поющими чашами» у группы пациентов с психосоматической патологией или с сопутствующими хроническими заболеваниями. Данный вид медитации прост в применении на практике ввиду того, что звуки «поющих чаш» вызывают изменения электрической активности головного мозга, приводя к автономному состоянию глубокой релаксации, которую, зачастую, бывает сложно добиться у некоторых групп пациентов.

 

Ключевые слова: медитация, «поющие чаши», бинауральные ритмы, соматическая патология, психические эффекты, тревожность, физическая боль.

 

«Поющие чаши» за последние два десятилетия стали предметом многих отечественных и зарубежных научных исследований, ввиду того, что их эффекты, которые ранее относились только лишь к категориям эзотерики и целительства, стали обретать психотерапевтическую и клиническую значимость в контексте оказываемых их звуками психических и соматических эффектов, которые обусловлены их звучанием. Разнообразные положительные модификации, возникающие под влиянием ритмов «поющих чаш» в организме человека, нашли отображение в целом ряде научных публикаций зарубежных авторов, которые изучали потенциальные и реальные свойства звуков в моделируемых экспериментах. Наряду с накопившейся теоретический и эмпирической базой зарубежных исследований, нашим коллективом авторов ранее была предложена авторская немедикаментозная методика вибрационно – акустического массажа для уменьшения симптомов тревожных и инсомнических нарушений, которая оправдала себя в результате проведённого исследования и позволила рекомендовать её применение в условиях медицинских, оздоровительных и психологических центров, а также для преподавания массажистам широкого профиля [8, с. 56].

Согласно современным эпидемиологическим данным, тревожные и психосоматические расстройства являются одними из самых распространенных групп психопатологических симптомов и заболеваний в мире. Так, в мета - анализе эпидемиологических исследований, проведенных в разных странах мира за последние 30 лет, усредненная оценка распространенности тревожных расстройств была выше, чем других психических расстройств (включая аффективные расстройства и зависимости) с распространенностью в населении 6,7 % в течение года и 12,9 % в течение жизни [7, с.2], что делает актуальным поиск новых путей немедикаментозной психокоррекции и психомодуляции, которые имели бы больше показаний к применению в индивидуальной и групповой психотерапии, чем противопоказаний.

Изучению бинауральных ритмов отведен целый ряд научных работ. Бинауральные ритмы генерируются, когда синусоиды в близком диапазоне представлены к каждому уху по отдельности. Например, когда тональный сигнал 400 Гц подается в левое ухо, а тональный сигнал 440 Гц направлен в правое, воспринимается общий ритм 40 Гц, который субъективно оказывается расположенным «внутри» головы.

Из современных зарубежных исследований, посвящённых бинауральным ритмам, отметим наиболее значимые в плане интерпретации конечных результатов. Так, в одной из работ, демонтировался убедительный эффекты бинауральных ритмов, при которых мозг захватывает разницу герц между тонами, воспроизводимыми в каждом ухе, инициируя переход мозговой активности в состояние глубокой релаксации, что сопровождалось появлением бета- и тета-волн, которые регистрировались на протяжении всего эксперимента с помощью ЭЭГ и сопровождались трансовым состоянием [6, с.59]. 

Прослушивание бинауральных записей на протяжении 4 недель в исследовании Calbrese C, Zwickey Н.(2007), привело к значительному снижению показателя тревожности у всех участников исследования, что было зарегистрировано каждым из них в специальных ежедневных дневниках. Количество раз, когда участники слушали записи за 4 недели, варьировалось от 10 до 17 (в среднем от 1,4 до 2,4 раза в неделю) в течение примерно 30 минут на сеанс [3, с.26].

В ещё одном недавнем исследовании были изучены анксиолитические эффекты бинаурального ритма у пациентов, перенесших операцию по удалению катаракты под местной анестезией [12, с. 1408]. В проспективное рандомизированное клиническое исследование были включены 141 пациентов, перенесших операцию. Пациенты были рандомизированы на три группы; музыкальная группа бинаурального ритма, группа вмешательства с обычной музыкой и контрольная группа. В результатах исследования убедительно доказано, что бинауральный ритм снижает уровень тревожности и систолическое АД. Также регистрировалось дополнительное снижение частоты сердечных сокращений у отдельных участников испытания [9, с. 275].

В другом исследовании, были изучены психологические и физиологические критерии (до и после 60-дневного эксперимента с бинауральными ритмами). Психологические критерии: депрессия (Inventory-2 Beck Depression Inventory-2), тревожность (State-Trait Inventory), настроение (Profile of Mood State), поглощение (Tellegen Absorption Scale) и качество жизни (World Health Organization-Quality of Inventory). Физиологические эффекты: кортизол, дегидроэпиандростерон, мелатонин, инсулиноподобный фактор роста-1, серотонин, дофамин, адреналин, норэпинефрин, вес, артериальное давление, высокочувствительный С-реактивный белок. Наблюдались следующие значимые результаты исследования: снижение тревожности (р = 0,004), повышение субъективного качества жизни (р = 0,03), снижение инсулиноподобного фактора роста-1 (р = 0,01) и дофамина (р = 0,02) [2, с.26].

Аллен и Шили (2005) [1, с. 6] изучали влияние «поющей чаши» на электродермальные реакции участников исследования, которые авторы регистрировали. В результате анализа записей электродермальных ответов из сорока точек меридиан акупунктуры, был сделан вывод, что звуки «поющих чаш» приводят к значимым изменениям исходных показателей электрической активности тела человека.

Другое исследование было посвящено потенциальному влиянию «поющих чаш» кварцевого типа на восприятие боли, но оно выявило смешанные результаты, ввиду малой выборки испытуемых [13, с. 131]. 

В недавнем рандомизированном перекрестном исследовании было обнаружено, что звуки «поющей» тибетской (или гималайской) чаши снижают кровяное давление и частоту сердечных сокращений при их патологических показателях и не изменяют таковые при физиологических величинах [5, с. 307].

Звук «поющих чаш» наполнен обертонами, которые важно рассмотреть более подробно в контексте тематики медитативной техники.

Обертон - (нем. оberton, от ober — верхний и Ton — тон), синусоидальная составляющая периодические колебания сложной формы с частотой, более высокой, чем основной тон. Любое периодическое колебание можно представить, как сумму основного тона и обертонов, причём частоты и амплитуды этих обертонов определяются как физическими свойствами колебательной системы, так и способом её возбуждения. Если частоты всех обертонов — целые, кратные основной частоте, то такие обертоны называются гармоническими, или гармониками. Если же частоты зависят от основной частоты более сложным образом, то говорят о негармонических обертонах. В этом случае периодическое колебание также может быть представлено как сумма гармоник, но это разложение будет приближённым, тем более точным, чем большее число гармоник взято. Если частота основного тона f (первый обертон), то частота второго обертона равна 2f или близка к этому значению, частота третьего — 3f и т. д.

Итак, звучание обертонового звукоряда, в отличие от гармонического, более привычного в нашей культуре, помогает человеку снять психическое и нервно-мышечное напряжение, а также достичь измененных состояний сознания, которые могут использоваться с психотерапевтической целью или же для личного разрешения эмоциональных проблем.

Еще одно свойство обертонов – воздействовать на устойчивые во времени нейронные связи в структурах мозга, отвечающие за наши привычки, стереотипы, блоки. Непривычность, неповторимость, порой непредсказуемость звуковых сочетаний не позволяет родиться ассоциативным цепочкам в слуховой памяти, которые могут иметь различную эмоциональную фиксацию.

Обертоны не создают диссонансов, т.к. не образуют в большинстве своем регулярные гармонические последовательности. Это позволяет не прерывать заданного состояния клиента неосторожным или фальшивым звуком. Созвучия мнимо «негармоничных» звуков образуют своеобразные «аккорды», принимающие, тем не менее, эмоциональный окрас, как минорные или мажорные оттенки в гармонических созвучиях.

В 2017 году было проведено первое значимое обсервационное исследование, предназначенное для изучения психических и физических эффектов медитации с «поющими чашами». Авторами эксперимента ставились задачи изучить анксиолитический эффект «поющих чаш», их вероятная способность устранения нервно-психического напряжения, тревожности, улучшения общего субъективного психического благополучия, а также выявить наличие или отсутствие эффекта облегчения соматической боли. 

Участники исследования заполняли стандартизированные вопросники до и после медитации, в том числе короткую анкету «Профиль состояний настроения» (POMS-SF) [10, с. 305] для оценки напряжения, тревожности, гнева и растерянности, Шкалу тревожности и депрессии (HADS) [11, с.30] для оценки подавленного настроения и тревожности, а также оценку хронического заболевания из 10 пунктов – шкалу так называемого духовного благополучия (FACIT-SP) [4, с. 202].

Кроме того, до медитации, участники заполнили демографическую анкету, которая включала вопросы относительно любого предшествующего опыта с медитацией или «поющими чашами», употреблением психоактивных веществ, любых лекарственных средств или травяных добавок. В опроснике спрашивалось, испытывают ли участники в настоящее время какую-либо физическую боль или дискомфорт в теле. Если они испытывали соматическую боль, их спрашивали о типе боли и оценивали интенсивность боли по шкале от 1 до 5.

Участники ложились на коврики для йоги, направив головы в сторону музыкальных инструментов, которые были размещены на полу рядом с их головами.

Музыкальные инструменты состояли из тибетских «поющих чаш», хрустальных «поющих чаш», гонгов, тинг-шасов (крошечных цимбал), драж (колоколов), диджериду и других маленьких колокольчиков. Большинство тибетских поющих чаш (приблизительно 90%) состояли из крупногабаритных чаш Джамбати, которые имели размеры от 9 до 12 дюймов и вес от 3 до 5 фунтов. Приблизительно 5% «поющих чаш» были маленькими чашами Тадобати, размером приблизительно 4,5 дюйма и весом 0,5 фунта. Оставшиеся 5% «поющих чаш» были большими чашами Джамбати, размером от 12 до 14 дюймов и весом от 6 до 8 фунтов.

«Поющие чаши» были основным инструментом, на котором играли во время медитаций, играли в течение приблизительно 95% времени, в то время как дополнительные инструменты играли в течение приблизительно 5% сеанса медитации. Основным методом создания звука и вибрации из «поющих чаш» было постукивание или удары по чашам молоточком, который использовался примерно в 95% случаев. Продолжительность звуковой медитации составляла 60 минут.

В начале звуковой медитации ведущий поручил участникам лечь, и, если они захотят уснуть – им нужно не сопротивляться. Затем он попросил просто наблюдать любые ощущения, которые они испытывают в теле во время медитации, не анализируя их. По окончании медитации ведущий поручил участникам осторожно осознать свое окружение. Участники также были проинструктированы не спешить с адаптацией к состоянию сознания.

Значительная разница была обнаружена во всех заключительных точках исследования, по сравнению с изначальными данными. Шкала модификации напряжения, в частности, показала наиболее значимые эффекты для участников исследования после медитации, тем самым подтверждая гипотезу о том, что звуковая медитация способна усиливать психическое и нервно-мышечное расслабление, наряду с уменьшением чувства стресса. 

Кроме того, показатели депрессии и настроения по шкале HADS были значительно снижены после медитации с «поющими чашами» по сравнению с предварительной медитацией без них. Более того, баллы по FACIT выявили появление чувства духовного и психического благополучия сразу после звуковой медитации. Таким образом, нежелательные состояния психики, такие как напряжение, тревожность и депрессия, достоверно снижались после медитации, а потенциально желательные переменные, такие как чувство духовного благополучия, релаксация и спокойствие - увеличивались.

Также выявилось, что наличие или отсутствие предыдущего опыта медитаций с «поющими чашами» также оказалось фактором, влияющим на результаты исследования. Участники, которые ранее никогда не испытывали подобный вид медитации, продемонстрировали достоверно более выраженный противотревожный эффект, чем те, кто испытал подобные медитации впервые. 

Участники в возрасте от 40 до 59 лет показали самые значительные положительные изменения по всем параметрам, в том числе, среди них наблюдалось наибольшее снижение физической боли, по сравнению с другими возрастными группами.

Единственным недостатком данного исследование выступает тот факт, что это было нерандомизированное обсервационное исследование без контрольной группы. Исследование, однако, обеспечивает фундамент для будущих изысканий, касающихся влияния медитации под «поющие чаши» на физические и психические эффекты.

Как обнаружил Ландри [5, с. 307], данная форма медитации также может существенно снижать кровяное давление и частоту сердечных сокращений, поэтому также есть большие перспективы для исследований влияния медитации с «поющими чашами» в области психотерапии больных с сопутствующими сердечно-сосудистыми заболеваниями.

В целом, результаты теоретического обзора многообещающие для возможности использования медитации с «поющими чашами» на психотерапевтических сеансах, как групповых, так и индивидуальных, а также для немедикаментозного устранения тревожности, которая не сопровождается серьёзной психопатологией. Ввиду вегето- и кардиотропного действия, данный вид медитации можно применять для терапии вегетососудистых проявлений психосоматических заболеваний, а также для снижения проявлений стресса и депрессий, однако, последние две категории ещё нуждаются в дополнительных исследованиях в контексте данной тематики.

Данный вид медитации прост в применении на практике, так как специальных дисциплинарных навыков для вхождения в изменённое состояние сознания участнику не требуется. 

Будущие рандомизированные контрольные испытания необходимы для дальнейшего изучения влияния медитации с «поющими чашами» на различные психические аспекты высшей нервной деятельности в более масштабных выборках. Кроме того, исследования в этом направлении в перспективе помогут более полно изучить влияние медитации на различные возрастные группы с целью подбора оптимальных звуковых эффектов, исходя из клинической ситуации. Выраженный противотревожный эффект медитации с «поющими чашами» может в перспективе иметь доказанные преимущества перед некоторыми фармакологическими препаратами, как действенный способ психокоррекции в отдельных клинических ситуациях, не осложнённых сопутствующей тяжёлой психопатологией.

 

Список литературы:

  1. Allen L, Shealy N. An exploration of the effects of toning and quartz crystal bowls on the energetic balance in the body as measured electrically through the acupuncture meridians. Subtle Energies Energy Med. 2005;16(2):5–8.
  2. Binaural beat technology in humans: a pilot study to assess psychologic and physiologic effects.Wahbeh H, Calabrese C, Zwickey H.J Altern Complement Med. 2007 Jan-Feb;13(1):25-32.
  3. Calbrese C, Zwickey H. Binaural beat technology in humans: A pilot study to assess psychologic and physiologic effects. J Altern Complement Med. 2007; 13 (1), 25–32. [PubMed]
  4. Cella D. Manual of the Functional Assessment of Chronic Illness Therapy (FACIT) Scales, 1997.
  5. Landry JM. Physiological and psychological effects of a Himalayan singing bowl in meditation practice: a quantitative analysis. Am J Health Promot. 2014;28:306–309. [PubMed]
  6. Le Scouarnec RP, Poirier RM, Owens JE, Gauthier J, Taylor AG, Foresman PA. Use of binaural beat tapes for treatment of anxiety: A pilot study of tape preference and outcomes. Altern Ther Health Med. 2001. January; 7(1), 58–63. [PubMed]
  7. Незнанов Н. Г., Мартынихин И. А., Мосолов С. Н. Диагностика и терапия тревожных расстройств в Российской Федерации: результаты опроса врачей - психиатров // Современная терапия психических расстройств. – 2017. – № 2. – С. 2 - 13.
  8. Огуй В.О. Вибрационно - акустический массаж в коррекции тревожных и инсомнических нарушений. Внедрение в науку и практику / Огуй В.О., Свирщ Е.Н., Тарасенко А.А. // Сборник статей по итогам Международной научно-практической конференции «Проблемы внедрения результатов инновационных разработок» (Самара, 22.06.2018 г.) / в 2. ч. Ч.2 - Стерлитамак: АМИ, 2018. – С.56-59
  9. Padmanabhan R, Hildreth AJ, Laws D. A prospective, randomized, controlled study examining binaural beat audio and pre-operative anxiety in patients undergoing general anaesthesia for day case surgery. Anaesthesia. 2005; 60: 874–877. Doi: 10:1111/j.1365-2044.2005.04287.x. [PubMed]
  10. Shacham S. A shortened version of the Profile of Mood States. J Pers Assess. 1983. June; 47(3):305–6. [PubMed]
  11. Snaith RP. The Hospital Anxiety and Depression Scale. Health Qual Life Outcomes. 2003, 1:29. [PMC free article] [PubMed]
  12. The effect of music with and without binaural beat audio on operative anxiety in patients undergoing cataract surgery: a randomized controlled trial.Wiwatwongwana D, Vichitvejpaisal P, Thaikruea L, Klaphajone J, Tantong A, Wiwatwongwana A; Medscape. Eye (Lond). 2016 Nov;30(11):1407-1414. doi: 10.1038/eye.2016.160. Epub 2016 Oct 14.
  13. Wepner F, Hahne J, Teichmann A, Bera-Schmid G, Hördinger A, Friedrich M. Treatment with crystal singing bowls for chronic spinal pain and chronobiologic activities—a randomized controlled trial [in German]. Forsch Komplementmed. 2008;15:130–137. [PubMed]

© В.О. Огуй, А.А. Тарасенко, 2019

Victor O. Oguy, Anna A. Tarasenko Analysis of vibroacoustic massage use world experience // Modern European Researches. - Salzburg, 2018. - №3. - P. 61-71.

Victor O. Oguy, Anna A. Tarasenko Analysis of vibroacoustic massage use world experience // Modern European Researches. - Salzburg, 2018. - №3. - P. 61-71.

 

Victor Oguy; 

“Exercise therapy” and “Massage” courses teacher, “Clinic of Aesthetic Medicine” LTD, Nizhny Novgorod, Russia  

Anna Tarasenko; 

The expert on improving massage, Health-improving center «Siberian Center of Singing Bowls» Kemerovo, Russia 

 

ANALYSIS OF VIBROACOUSTIC MASSAGE USE WORLD EXPERIENCE 

 

Abstract:

The review of existing methods of personal condition complex correction with the help of singing bowls during the entire period of their study and within last 10 years and further analysis showed that this method proved its effectiveness in international psychological and medical practice in many diseases and disorders. However, the number of sufficiently reliable studies and patents, especially in our country, is very little.

Keywords:

Vibroacoustic massage, vibration therapy, music therapy, Tibetan singing bowls, medical rehabilitation, psychological rehabilitation, vibromassage, sound therapy, restorative medicine, prophylaxis.

 

Introduction

A fundamentally new direction of activity is developing in Russia today - the transition from a system focused on the treatment of the disease to a system of protecting the health of citizens based on the priority of a healthy lifestyle, health programs aimed at the prevention of disease (Razumov, 2017).

Therefore, the development and scientific substantiation of new health-saving technologies that promote activation of reserve and adaptive capabilities of the body, correction of risk factors for the development of diseases, prevention of complications in common somatic diseases constitutes the main platform for scientific research in the field of restorative medicine (Shusharjan, 2013, Olenskaya, 2015).

 Despite the progress of medical science and the introduction of modern medical technologies, unfavorable trends persist in most developed industrial countries, characterized by an increased proportion of severe chronic pathology in the structure of the population sickness rate and an increase in the complications of diseases that are on top positions among causes of death and disability of the population (Vishnyakov, 2013; Tikhonova, 2013). 

A number of reasons causes an increased role of restorative treatment nowadays. There has been a clear tendency towards an increase in common and primary sickness rate of the population recently. We can observe a steady increase of severe chronic diseases number, long-term treatment of which involves a restorative treatment stage. The rapid development of high-tech methods of treatment, the need to optimize the hospital beds use, too expensive health resort care for a large proportion of patients, the need for individual rehabilitation programs also increase the role of rehabilitation and restorative treatment in modern conditions.

Diseases of cardiovascular, nervous, musculoskeletal systems and injuries traditionally occupy a leading place among the causes of morbidity with temporary disability. In this connection, the growing need for restorative treatment is quite expected not only among the elderly, suffering from severe chronic diseases, but also among the working population. Therefore, the problem of complex rehabilitation of patients and victims is of special importance. It includes three main areas: therapeutic-diagnostic, preventive and rehabilitation (Bolshakova, Prilipko, 2010, Preobrazhensky, 2010, Drag, 2011).

Essential shortcomings of the modern health system are weakening of preventive orientation and popularization of a healthy lifestyle. This direction is especially important in connection with the transition of health care in Russia from a system focused primarily on the treatment of diseases to a system of protecting the health of citizens based on increasing the adaptive capacity of the body and preventing diseases. This determines the need for the organization of medical and psychological rehabilitation of persons with premorbid conditions, as well as healthy individuals working in extreme or harmful environment, experiencing stresses of a megacity (Lyadov, 2017).

The condition and development of restorative medicine, rehabilitation and prophylaxis in megacities in modern conditions is an important and complex problem for the government at the federal and regional levels. This is because multi-million population is concentrated in a relatively small space. They have various demographic, social, economic characteristics, significant differences in health status. On the other hand, a city is an industrial complex that has a contradictory (both positive and negative) impact on its population. Social contrasts and inequalities are the most evident in a large city, including Moscow, where not only the registered population of the city is treated, but also residents of the Moscow region, as well as patients from other subjects of the Russian Federation (Ivanova, 2010, Chernikova LA, 2010).

Restorative medicine is based on systemic approaches, since its objects are often systems of organs or functional systems of the human body. It was the systemic approach and the need to develop systemic methods in medicine in general, including restorative medicine, that P.K. Anokhin pointed out in his works (1966-1976). Currently, the efforts of scientific schools by K.V. Sudakov (1971-2011) and V.G. Zilov (1976-2018) in the development of systemic methods for studying the processes of sanogenesis and pathogenesis bring the most significant results in the field of restorative medicine. They are especially important in the field of integrative medicine when it is used to study the mechanisms and properties of restorative medicine new methods therapeutic effect (Zilov, 2018).

The great importance of health care and prophylaxis programs is determined by the fact that socially dependent and professionally conditioned changes in the health of the population (disadaptive syndromes, socio-ecological fatigue and exhaustion, stressful diseases) are progressing in the last decade (Kaznacheev, 2014, Izmerov, 2015). For many years, the general trend in the mortality rate of the country's population is determined by the situation with the extreme mortality of working age people. The overall incidence of neurotic and psychiatric disorders increases in the structure of sickness rate every year.

One of the effective ways out of this situation is, firstly, to increase the health potential of healthy individuals, and secondly, to improve the health of patients who do not suffer from any exacerbation, who are in a pre-illness condition through the human functional reserves evaluation and management system (Razumov, 2016, Bobrovnitsky, 2017).

The need for a systemic solution to the problem of taking measures to protect and improve human health is determined by the following circumstances (Razumov, 2013):

• the need to ensure healthy, active and creative life of a person as the main task of state social policy;

• high economic efficiency of prophylaxis programs (cost-saving ratio reaches 1: 8);

• the need to focus on health as a social property of the individual, ensuring the well-being of the family, professional longevity, and secured old age;

• the need to develop health culture.

Scientific justification for the use of drugless health-saving technologies, among which drugless methods that eliminate vegetative, metabolic and psycho-emotional imbalances, is of great interest. They determine the health level evaluation of a practically healthy and sick person (Agadzhanyan, 2008; Avilov, 2009; Shumova, 2014).

Adaptation disorders may be rapid, when an extremely strong stimulus, regarded as "stress," influences the body. Along with this, the decrease in adaptive capacity of a person may be gradual due to unfavorable climatic, professional and domestic conditions that cause the formation of chronic psycho-emotional stress, since emotions are an important component in adaptation, a peculiar system of the human body biological adaptation to various conditions of the social environment.

Physical factors of low intensity, so-called information impacts, have been used in practice recently. According to experimental and clinical data, they have an impact not only on energy, but also on the chronobiologic processes of the bio object’s structures and systems, optimizing their physiological processes (Uzdensky, 2009; Illarionov, 2013).

The concept of building up the health of a healthy person provides for the accumulation of resources to combat factors that threaten health, resulting in an effective primary prophylaxis system becoming a priority and providing for the establishment of health care centers and centers for restorative medicine along with existing traditional medical and prophylactic institutions.

Monitoring of functional reserves, early diagnosis of adaptation syndrome development, and timely correction of the functional condition by various drugless methods is considered as the most optimal methodology for protecting healthy people's health (Dodonov, 2002; Popadyukha, Demidenko, 2016).

The evaluation of the body’s functional reserves and health level is very important in the process of health-improving and recreational activities in sanatorium-resort practice, health tourism, fitness, bodybuilding, in the use of health-improving technologies at home, for the "Health passport" formation, for the quality of medical services assessment(Ponomarenko, 2010; Khalfin, 2012; Nazarenko, 2015; Razumov, 2015; Vyalkov, 2017).

Despite the apparent abundance of different ways to evaluate the functional state of human beings and health technologies, there is not a unified point of view of specialists concerning unified methods of early detection and correction of functional disorders (Ushakov, 2015; Sorokina, 2016). This is probably due to the lack of unified requirements for their development from the position of conclusive medicine. In addition, we know that early diagnostics should meet certain medical, social and economic requirements - it must be expressive, non-invasive, and reasonable (Bobrovnitsky, 2016).

However, there is practically no personal responsibility of an individual for his health and that of his family. An individual approach is not always applied to a person, both from the point of view of individual constitutional features and quantitative evaluation of the body’s reserve capacities (Agadzhanyan, 2014). There is no effective mechanism of motivation to use health care technologies (Sudakov, 2012). The problem of establishing a health culture is urgent (Ponomarenko, 2013). 

We know that resonance results in the most efficient transfer of energy from the source of vibrations to the body, and therefore it can be the cause of an increased sensitivity of the organism to vibrations and acoustic fields, which frequency corresponds to the resonances of the body, its organs or individual cells. At resonance, a relatively weak signal can cause considerable perturbation in the body; therefore, it is important to be able to protect the body from the negative influence of intense technogenic physical fields, which frequency falls in resonance with the body's own oscillations. For the same reason, the selection of the dosed vibration frequency used for treatment should also be made taking into account the phenomenon of resonance in organs and tissues (Greenberg, 2014).

Resonance, by definition, is the phenomenon of a sharp increase in the amplitude of oscillations of some body or a part of it when the frequency of the external periodic impact coincides with the frequency of its own oscillations. Therefore, to excite resonant oscillations of organs, individual cells or intracellular structures for the purpose of diagnosis or treatment, one must be able to determine the frequency of their natural oscillations in dynamics, which can vary depending on changes in their elasticity, viscosity and density (Radchenko et al., 2014; Dyachenko, 2016). 

We know that most pathological processes are accompanied by changes in the mechanical characteristics of tissues. Pathological changes of density, for example, in fibrosis, are usually detected with ultrasonic scanning and changes in elasticity and viscosity with acoustic waves in the sound range (Krikukha, Sergievich, 2015; Timofeev, 2005).

The phenomena of mechanical resonance are still rarely used in practical medicine, since they have not been adequately studied. As a rule, we do not know what frequency of resonance has this or that organ, this or that biological structure at this or that moment of time. The dependence of the resonance frequency on viscosity and elasticity characteristics, on deformation and on the functional condition of organs and tissues has not been studied in practice. As a rule, we do not know how the functional condition of certain organs, tissues and the organism as a whole can change under the influence of mechanical oscillations at the resonance frequency. This is partly due to the inadequate elaboration of methods of stimulation and analysis of resonance oscillations in the human body (Sagaidak, Tsikunov, 2016).

One of the promising areas is the use of bio resonance and bio synchronized physiotherapeutic and art-therapeutic methods based on the principle of coordinating physical factor with the vibrations of physiological processes in the body. It is the correction with "singing bowls" - vibrational-acoustic massage (Waltraut, 2009, Bush, Terwagne, 2010 Kalinichenko, 2012; Imbery, Biberger, van de Par, Weber, 2013; Podberezkina, 2016., Sokolov 2016; Barrass, 2014, 2016; Wu, Yeh, Michon, Weitzner, Abel, Wright, 2015; Keefer, Collin, Moore, 2015; Pacifici, 2016; Ann, Bae, 2017; Ross, Barat, Fujioka, 2017; Jorm et al., 2017).

 

Literature Review

There is a large number of studies devoted to the analysis of singing bowls vibrational-acoustic influence effectiveness, but there is not one that would be conducted according to all the canons of "conclusive medicine" (Arend, 2006; Wepner, Hahne, Teichmann, Berka-Schmid, Hördinger, Friedrich, 2008; Mamedes, Wanderley, Ferreira-Lopes, 2014; Lidchi, Gama, 2015;Debut, Antunes 2016;Gregory, et al., 2017; Cho, 2017; Goldsby, et al. 2017; Imbriani, 2017; Robb, Hanson-Abromeit, May, Hernandez-Ruiz, Allison, Beloat, Polasik, 2018). Nevertheless, scientists made the analysis of the quantity and quality of scientific publications in related fields several times (Shrestha, 2009; Mckenna Longacre, Silver-Highfield, Lama, Grodin, 2012; Henry, 2014; Lindner, 2015; Paine, 2016; Bidin, 2016; Bulsara, Seaman, Steuxner, 2016; Perry, 2016; Campbell, Hynynen, Ala-Ruona, 2017; Parker, 2018). 

Let us give a variant on which it is necessary to study further the correction with singing bowls(Doe, 2013). For example, Hou W.H., Chiang P.T., Hsu T.Y., Chiu S.Y., and Yen Y.C. studied the effect of therapeutic massage on emotional disorders in children and adults.They made a meta-analysis of randomized controlled trials of therapeutic massage treatment for depressive disorders from PubMed, EMBASE, PsycINFO, and CINAHL. All studies showed significant effectiveness in the treatment group compared to the control group. Therapeutic massage significantly alleviated the symptoms of depression, as it was shown in similar studies (Black, Rodin, Zimmermann, 2017;Gelding, Sun, 2018). 

Problems with the quality of reporting make it difficult to interpret effectively and cross-match the facts about correction with singing bowls. Inconsistent and misused terminology also creates barriers for professional communication and translation of case reports. Improving the quality of reporting and the common language use will contribute to the scientific accuracy and clinical relevance of studies concerning correction with singing bowls (Landry, 2014; Collin, Keefer, Moore, 2015;McKusick, 2017).

This method boundary study by Sherman K.J., Ludman E.J., Cook A.J., Hawkes R.J., Roy-Byrne P.P., Bentley S., Brooks M.Z., Cherkin D.C. evaluated the effectiveness of therapeutic massage, thermal therapy, relaxation room for people with generalized anxiety disorder. They compared changes in depressive symptoms before the massage and after it according to Hamilton anxiety scale in the control group and after 6 months. In all groups, the effect was achieved by the end of the treatment and lasted for 26 weeks. The massage produced clinically significant improvement in the condition of patients, as well as other methods of restorative treatment.

The patients themselves often use complementary and alternative therapies, including massage. Systematic review by Coelho H.F., Boddy K., and Ernst E.evaluated the data obtained during randomized clinical trials of the effectiveness of several sessions of classical European (Swedish) massage for the treatment of depression. It has been reported that massage is effective for the treatment of depression, but less than acupuncture.

Muller-Oerlinghausen B., Berg C., Droll W.investigated the antidepressant effect of one hour of relaxing massage in comparison with the control group. They also compared its effectiveness for patients with depression with relatively healthy people. The treatment was repeated 5 times with an interval of 2-3 days. It was reported that relaxing massage is effective as a treatment for patients with subdepression. The effect was more pronounced in patients, in comparison with healthy people.

In addition, a method of relaxation for the treatment of somatic and mental disorders where the sound waves are applied, in particular, through the "singing bowls" is additionally studied directly for checking the effectiveness of vibroacoustic massage, for example, in the patent Oxygen Accoustic Therapy (Waltraut R.)with pure oxygen or a gas mixture having oxygen content of about 90% by means of a respiratory mask before and / or during and / or after applying sound waves. The gas mixture is fed with an oxygen concentrator that has a flow rate of 1 to 4 liters per minute. The method is effectively used, for example, to detoxify the body, to restore the body after diseases. The efficiency of rapid (short-term) correction of distress conditions is achieved due to combination of sound and oxygen therapy.

There is also the most tested study described in the article by Goldsby T.L., Goldsby M.E., McWalters M., Mills P.J., in which musical instruments (Tibetan singing bowls, gong, bells, etc.) were placed near heads of the participants who lay on the rugs and were exposed to their acoustic impact. Most singing bowls were 9 to 12 inches in size and weighed between 3 and 5 pounds. The sound was produced mostly with the help of beaters, in about 95% of cases. Each participant had at least 2 singing bowls and the duration of this sound therapy session was approximately 60 minutes. This method of correction (for a number of psychometric specialized scales), immediately after it, reliably increased the feeling of relaxation and mental well-being, reduced the level of depression and anxiety, tension and anger.

There is also a patent "Method of biological age correction as prevention of premature body aging" (Anisimov B.N., Karbysheva N.V., 2012). It also uses vibration sound therapy in the format of procedures according to resonance-acoustic vibrations program and using resonators (a musical self-sounding instrument made in the form of a bowl and called "singing bowl"), which ensures the normalization of the organism’s functional condition. In this patent, the therapeutic effect of the complex is based on the principle that the component acoustic fields, produced by a multilayer acoustic cavity in the form of a SB, interact with the patient's body. As a result of this influence, the general tone of the body increases, destructive emotions, habits, programs and settings are eliminated. This harmonizing practice allows you to relax quickly and get rid of blocks, bustle and chaos of thoughts, contributes to the equilibrium state of right and left hemispheres. The patients get relaxation on the emotional level, there comes pacification, harmonization. This method of sound therapy makes it possible to adjust each organ as a "tuning fork" correctly, to restore its harmonious functioning; it is a necessary" tuner ", increasing the effectiveness of each performed procedure. 

A patent "Singing bowl sound and vibration healing table" (Shrestha S.)also describes a similar approach. It suggests a method for relaxation through "sounding" a  body, including "singing bowls" or a stereo system, or music player, or a personal tablet computer with a number of auxiliary support structures or platforms, the size of which corresponds to one or more sound generating devices (e.g. singing bowls or speakers). The auxiliary platforms can be adjusted in one or more directions and can be selectively removed. The invention includes an electronic device, a mat that includes a number of sound generating devices, with the facilities to support a person in a horizontal position located at positions intended to coincide with human chakras lying on the rug, other supporting structures (e.g., a chair) for facilitating healing sessions, a lot of speakers located on the rug in predetermined places that correspond to the chakras of the person lying on the rug, and the interface that is intended for connecting the speakers with the electronic device. Sessions are conducted, for example, for 5 seconds with pauses of 5-20 seconds or until the sound is almost completely dissipated, while the vibroacoustic device is moved from "chakra to chakra", for example, 3 times for 12 minutes.

A patent "The method of chronic cystitis complex treatment in women at the health resort stage" (Anisimov B.N., Karbysheva N.V., Kuzmina O.M., Brilkov D.V., Lomzhina I.B., 2015)shows similar effectiveness. It used the "program of resonance-acoustic oscillations", including the use of SB (direct remote (contactless) and drugless restorative impact). It was effective in the complex treatment of cystitis according to the analysis of Hamilton’s depression scales and Hamilton’s anxiety evaluation, as well as a life quality questionnaire SF-36 with symptoms: depressive mood; daily condition changes; guilty feeling; early and late insomnia; hypochondria, urogenital symptoms, tension, insomnia.

Goal

Comparative analysis of literary sources devoted to the use of Tibetan singing bowls for correction of various symptoms and improvement of a person's psychosomatic condition.

Materials and Methods

We estimated the number of scientifically grounded studies on the topic that mention the impact of singing bowls on a person by the key words "singing bowl" in three databases:

After finding all the publications on this topic, the most relevant ones were not selected from them, but the entire amount related to these keywords was counted, including the mention of one of the methods, without its use in this published study. Then a search was conducted according to specific time ranges and affiliation with domestic or international science.

After that, we made the analysis of the spheres of singing bowls method effective application in studies with statistical data available.

The results of the research were processed by traditional statistical methods using Microsoft Office Excel 2010 software.

 

Results

After analyzing scientific studies (theses, articles and patents) related to vibroacoustic massage and effects, we revealed a significant increase in their number over the past 10 years, in both domestic and international databases.

The results are shown in Table. 1.

Table 1. Number of publications mentioning singing bowls in the studied databases.

Publications on the subject of the method Publications in Russian Publications in English
Publications after 2008 558 26.800
Publications for the whole period 922 119.000

As we can see, the number of Russian-language publications has significantly increased over the past 10 years, relative to the growth of foreign publications.

We calculated the number of medical referrals in these publications - syndromes and diseases, the effectiveness of their correction with singing bowls had already been examined. Their number was significantly less than general mentioning of this method in literature shown in the first table.

Table 2. Identified nosology definitions in publications about the effectiveness of vibroacoustic impact with singing bowls

List of diseases, syndromes, disorders Publications in Russian Publications in English


Anxiety 2 18
Depression 1 7
Dementia 0 2
Pain syndrome 0 5
Distress 2 6
Psychomotor agitation 0 3
Behavioral disorders 0 2
Apathy 0 3
Arterial hypertension 1 5
Headache 0 2
Cosmetology 2 0
Support inoncology 0 3
Spiritual well-being 0 1
Support inParkinson's Disease 0 1

 

As can be seen from the data obtained, the spectrum of syndromes and disorders is extremely wide, and various anxiety related disorders take the first place among them. 

 

Discussions

It is found out that this method has not been sufficiently studied, both in domestic and in international psychology and medicine. Nevertheless, already conducted and published studies confirmed its effectiveness in restoring the compensatory and protective mechanisms of the body, normalizing the excitability of the neuromuscular apparatus, improving the tone of the smooth muscles of mucous membranes vessels, harmonizing the vegetative balance, which is important, especially for sedation.

 

Conclusion

The proven effectiveness of this health-caring, medical and psychological technology in cases of anxiety, distress, pain syndrome, dementia, hypertension and some others has been discovered, but to confirm its full potential, we need further research that will improve sessions and clarify the quantitative, follow-up and course recipes of the impact with singing bowls.

 

Recommendations

References

  1. Anisimov, B.N., & Karbysheva, N.V. (2012). The method of chronic cystitis complex treatment in women at the health resort stage. (Patent RU 2458672 C1).
  2. Anisimov, B.N., Karbysheva, N.V., Kuzmina, O.M., Brilkov, D.V., & Lomzhina, I.B. (2015). A method for biological age correction as prevention of premature body aging. (Patent RU 2549667 C1).
  3. Greenberg, Ya. Z. (2014). About the mechanism of vibrations transformation in the body. The Don engineer's messenger. 32. № 4-2.
  4. Dodonov, A.G. (2002). Vibromassage of feet soles in complex treatment of patients with myocardial infarction: Abstract of the thesis. ... candidate of medical sciences. Samara, 27 pp.
  5. Dyachenko, A.I. (2016). Biomechanics of vibrations in the human chest. Ulyanovsk Medical Biological Journal. № Supplement. p. 31.
  6. Krikuha, Yu. Yu. & Sergievich, E.A. (2015). Vibration effects as a means of restoring qualified fighters in the pre-competition stage of training. Scientific works of the Siberian State University of Physical Culture and Sports. № 1. p. 34-36.
  7. Olenskaya, T.L., and others (2015). History and modern trends of music therapy. Health for all. № 2. P. 15-21.
  8. Popadyukha, Yu. A. & Demidenko, M.O. (2016). Vibration therapy apparatus in the prevention of shoulder injuries in the female triathlon. Collection of articles "International scientific research" on the materials of the IX International Scientific and Practical Conference: "Problems and prospects of modern science". Part 2. V. 2. p. 55-61.
  9. Radchenko, V., and others (2014). Micro vibration energy and quality of life. Doctor. № 7. P. 35-39.
  10. Sagaidak, D.I., & Tsikunov, V.A. (2016). A quantitative study of vibration energy distribution in the near-surface areas of the body under polyvector vibration exposure. Reports of the Belarusian State University of Informatics and Radioelectronics. No. 7 (101). Pp. 56-59.
  11. Timofeev, A.B. (2005). The study of the mechanical resonance phenomena in human organs and tissues and their use for the treatment and control of its effectiveness. Thesis. ... cand. biol. sciences. M. 129 p.
  12. Shusharjan, R.S. (2013). Receptive music therapy in the program of complex treatment for patients with essential hypertension: Thesis... cand. medical sciences. M. 48 p.
  13. Ann, I. S., & Bae, M. (2017). Analysis of singing bowl's sound. The Journal of the Acoustical Society of America, 142(4), 2613-2613.
  14. Arend, T. (2006). Equipment administering musical acoustic therapy to the body includes vibratory couch connected through bridge to source of sound or music: patent DE 202005020979 U1.
  15. Barrass, S. (2014). Acoustic sonification of blood pressure in the form of a singing bowl. Proceedings of the Conference on Sonification in Health and Environmental. Data. I. 12. P. 6-13.
  16. Barrass, S. (2016). Diagnosing blood pressure with Acoustic Sonification singing bowls. International Journal of Human-Computer Studies. I. 85. P. 68-71.
  17. Barrass, S. (2014). The hypertension singing bowl: Research through design in acoustic sonification. In NIME Workshop (pp. 1-3).
  18. Bidin, L. et al. (2016). Feasibility of a trial with Tibetan Singing Bowls, and suggested benefits in metastatic cancer patients. A pilot study in an Italian Oncology Unit. European Journal of Integrative Medicine. I. 8. № 5. P. 747-755.
  19. Black, S. R., Rodin, G., & Zimmermann, C. (2017). Comfort, Connection and Music: Experiences of Music Therapy and Inter-Active Listening on a Palliative Care Unit. Music and Medicine. I. 9. № 4. P. 227-233.
  20. Bulsara, C., Seaman, K., & Steuxner, S. (2016). Using sound therapy to ease agitation amongst persons with dementia: A pilot study. Australian Nursing and Midwifery Journal, 23(7), 38.
  21. Bush, J., & Terwagne, D. (2010, November). The Tibetan singing bowl. In APS Division of Fluid Dynamics Meeting Abstracts.
  22. Campbell, E. A., Hynynen, J., & Ala-Ruona, E. (2017). Vibroacoustic treatment for chronic pain and mood disorders in a specialized healthcare setting. Music and Medicine. I. 9. № 3. P. 187-197.
  23. Cho, K. J. (2017). Subjective nature: Designing situations for nature and human to be emotionally intertwined. P. 3-20.
  24. Collin, S. R., Keefer, C. L., & Moore, T. R. (2015). The Etiology of Chatter in the Himalayan Singing Bowl. Proceedings of the Third Vienna Talk on Music Acoustics, 16, 19.
  25. Debut, V., Antunes J. M. V. (2016). When singing bowls don't sing. Proceedings of the International Symposium on Room and Music Acoustics. Asociación de Acústicos Argentinos,.
  26. Doe, G. (2013). Tuned bell harmonic musical instrument: patent 8492632 USA.
  27. Gelding, R. W., & Sun, Y. (2018). Commentary: Sound-making actions lead to immediate plastic changes of neuromagnetic evoked responses and induced β-band oscillations during perception. Frontiers in Neuroscience. I. 12. P. 50.
  28. Goldsby, T. L. et al. (2017). Effects of Singing Bowl Sound Meditation on Mood, Tension, and Well-being: An Observational Study. Journal of evidence-based complementary & alternative medicine. I. 22. № 3. P. 401-406.
  29. Gregory, R. et al. (2017). Effects of massage therapy on anxiety, depression, hyperventilation and quality of life in HIV infected patients: A randomized controlled trial. Complementary Therapies in Medicine. Vol. 32. P. 109-114.
  30. Henry, B. J. (2014). Nursing Burnout Interventions. Clinical Journal of Oncology Nursing, 18(2).
  31. Imbery, C., Biberger, T., van de Par, S., & Weber, R. (2013). Influence of vibration on physiological and subjective reactions to vibro-acoustic stimuli. Proceedings of AIA-DAGA, Meran, Italy, 148.
  32. Imbriani, C. (2017). Le Tibetan Singing Bowls e l'intervento musicoterapeutico. Giornale italiano di medicina del lavoro ed ergonomia, 39(4), 273-277.
  33. Jorm, A. F. et al. (2017). Has the increase in treatment coverage reduced the prevalence of major mental illnesses? Overview of data from four countries. World Psychiatry. I. 16. P. 86. 
  34. Keefer, C., Collin, S., & Moore, T. R. (2015). The Etiology of chatter in the Himalayan singing bowl. The Journal of the Acoustical Society of America, 138(3), 1888-1888.
  35. Lidchi, H., & Gama, V. (2015). Crafting music through technology and design: a conversation with Victor Gama. The Journal of Modern Craft, 8(1), 47-64.
  36. Landry, J. M. (2014). Physiological and psychological effects of a Himalayan singing bowl in meditation practice: a quantitative analysis. American Journal of Health Promotion. I. 28. № 5. P. 306-309.
  37. Lindner, D. (2015). The sound of Love--Neuroplasticity, singing bowls and deep relaxation for the health of future generations. Revue medicale suisse, 11(459), 317-318.
  38. Mamedes, C. R., Wanderley, M. M., & Ferreira-Lopes, P. (2014). Composing for dmis-entoa, music for intonaspacio. In Proceedings of the International Conference on New Interfaces for Musical Expression (pp. 509-512).
  39. Mckenna Longacre, M. M., Silver-Highfield, E., Lama, P., & Grodin, M. A. (2012). Complementary and alternative medicine in the treatment of refugees and survivors of torture: a review and proposal for action. Torture, 22(1), 38-57.
  40. McKusick, E. (2017). The Therapeutic Use of Sound in Alternative and Conventional Medicine. The Foundational for Alternative and Integrative Medicine.
  41. Paine, G. (2016). Oscillations. Proceedings of the 2016 CHI Conference Extended Abstracts on Human Factors in Computing Systems. ACM. P. 3875-3876.
  42. Pacifici, S. (2016). Decreasing Anxieties in Women Undergoing Mammography. J Women’s Health Care, 5(314), 2167-0420.
  43. Parker, S. (2018). Picking Up Good Vibrations: Health and Wellness Perspectives and Motivations in the Practice of Sound Bathing (Doctoral dissertation, Northwestern University).
  44. Perry, F. (2016). Himalayan Sound Revelations: The Complete Singing Bowl Book. Polair Publishing.
  45. Robb, S. L., Hanson-Abromeit, D., May, L., Hernandez-Ruiz, E., Allison, M., Beloat, A. & Polasik, S. (2018). Reporting quality of music intervention research in healthcare: A systematic review. Complementary therapies in medicine.
  46. Ross, B., Barat, M., & Fujioka, T. (2017). Sound-making actions lead to immediate plastic changes of neuromagnetic evoked responses and induced β-band oscillations during perception. Journal of Neuroscience. I. 37. № 24. P. 5948-5959.
  47. Shrestha, S. (2009). How to heal with singing bowls: Traditional Tibetan healing methods. Sentient Publications.
  48. Shrestha, S. (2009). Singing bowl sound and vibration healing table: patent US 12488203. 
  49. Waltraut, R. (2009). Sauerstoff-Klang-Therapie (S-K-T): patent DE EP2158931A2. 
  50. Wepner, F., Hahne, J., Teichmann, A., Berka-Schmid, G., Hördinger, A., & Friedrich, M. (2008). Treatment with crystal singing bowls for chronic spinal pain and chronobiologic activities-a randomized controlled trial. Forschende Komplementarmedizin (2006), 15(3), 130-137.
  51. Wu, J. C., Yeh, Y. H., Michon, R., Weitzner, N., Abel, J. S., & Wright, M. (2015, May). Tibetan singing prayer wheel: a hybrid musical-spiritual instrument using gestural control. In NIME (pp. 91-94).